30 января, 2019

5 фатальных заблуждений хирургии XIX века

Раиса Ханукаева
Редактор сайта eksmo.ru
5 фатальных заблуждений хирургии XIX века

Если вы до сих пор судите о XIX веке по классическим романам и их экранизациям, то мы вместе с авторами книги «Ужасная медицина» вас сильно разочаруем. Пора взглянуть правде в глаза: даже сцены трущобной жизни там приукрашены, а реальность эпохи страшна и беспощадна. Особенно если посмотреть на больницы. Вездесущая грязь провоцировала самые разнообразные инфекции, однако антисептики стали применять только в 60-е годы XIX столетия, а столь необходимый пенициллин аж в 1928-м!

Итак, предлагаем вам короткое путешествие в кошмарный XIX век, после которого вы благословите наше тихое время, где бронхит и перелом едва ли станут смертельными.

1
Ошибка №1. Микроскоп – бесполезная игрушка для скучающих джентльменов

До исследований Луи Пастера мало кто думал о существовании микроорганизмов. Поэтому в начале XIX века микроскопы были простым развлечением. Они размещались на квадратных подставках из дерева с выдвижными ящичками, где хранились дополнительные линзы, штанги, штуцеры (часто так и остававшиеся неиспользованными). Большинство производителей поставляло в комплекте с микроскопами готовые препараты из костей животных и рыбьей чешуи нежных цветов: эдакий калейдоскоп для взрослых. Очень немногие исследователи приобретали этот прибор для серьезных научных изысканий.

2
Ошибка №2. Микробы? Нет, не слышали. Во всем виноваты миазмы

Ужасная медицина. Как всего один хирург викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней Ужасная медицина. Как всего один хирург викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней Линдси Фицхаррис Твердый переплет 636 775 1 В корзину Название малярии происходит от итальянского слова mala («плохой») и aria («воздух»). До середины позапрошлого столетия люди верили, что причиной болезни являются миазмы, а никак не зараженная вода и бактерии в ней.

Вообще с дезинфекцией в то время дела были плохи. Хирурги и медперсонал не считали нужным мыть столы и инструменты после пациентов, а на каждую более-менее интересную операцию в зал набивалось такое количество любопытных, что порой не всем хватало места. Ситуация ухудшилась с появлением анестезии, после чего количество операций увеличилось, а количество выживших пациентов — уменьшилось. Дела пошли на лад только в 1860-х годах, когда талантливый английский врач Джозеф Листер опубликовал статьи, в которых доказал эффективность антисептики.

3
Ошибка № 3. Хирург не достоин уважения

Несмотря на то, что потенциальные и реальные пациенты всегда относились к врачам с пиететом, в XIX веке профессия хирурга почетной не была и оплачивалась плохо. Считалось, что эти люди зарабатывают ручным трудом, как современные электрики или водопроводчики.

Главные качества хирургов — скорость (отсечь, чтобы пациент не успел испугаться), сила и ловкость рук — ничего не говорили об их интеллектуальном бэкграунде. Процент выживших после их операций был ничтожно мал, больницы, где они работали, называли «домами смерти», а до 1848 года ни в одном крупном госпитале Великобритании вообще не было штатных хирургов. И только дневники и письма показывают, как долго они пытались решить проблему постоперационных заражений и как сильно переживали из-за эпидемий, случавшихся в палатах.

4
Ошибка №4. Перед работой врачам стоит позавтракать

В апреле 1847 года в Лондоне скончался молодой и очень перспективный доктор Джон Филлипс Поттер. Юный врач ушел на тот свет из-за базаровской неосторожности: при вскрытии трупа его ланцет соскользнул, проткнув фалангу указательного пальца. О защитных перчатках в то время и речи не шло. Не обратив внимания на это недоразумение, хирург продолжил работать, а уже через несколько дней слег с пиемией.

В итоге из груди несчастного выкачали 1,5 литра гноя, после чего он скончался. Что же значилось в заключении о смерти? Его старшие коллеги оценили ситуацию и решили, что если бы Поттер позавтракал, прежде чем приступить к вскрытию, то смог бы выжить...

Ну да, после еды особенно приятно работать с многодневным трупом. Отличный был совет!

5
Ошибка № 5. Хирургия достигла предела, нож гуманного врача не должен затрагивать грудную клетку, брюшную полость и, боже упаси, мозг!

Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху Стивен Уэстаби Твердый переплет 567 675 1 В корзину Авторитеты — главное достижение и главное бедствие любой науки. Именно они закладывают фундамент для новых исследований, но они же часто душат смелые идеи, не давая теории превратиться в практику. В Европе и США второй четверти XIX века таким авторитетом был Джон Эрик Эриксон — старший хирург в госпитале колледжа Лондонского университета. Его репутация врача держалась только на преподавании и написанных им учебниках, среди которых «Наука и искусство хирургии». Книга вышла в девяти изданиях и на протяжении десятилетий (!) была главным пособием для студентов-медиков. Главный тезис книги можно свести к тому, что хирургия его эпохи уже достигла всего, чего могла.

«Не будет новых пределов, которых мы способны достичь, орудуя скальпелем; должны быть части человеческого тела, куда нельзя вторгаться — по крайней̆ мере хирургу. То, что мы практически, если не полностью, достигли этих окончательных пределов, не вызывает сомнений»

А теперь, дорогие читатели, вспомните о пластический хирургии, которая, помимо всего прочего, возвращает к обычной жизни людей после пожаров и других катастроф, нейрохирургии и шунтировании, и порадуйтесь тому, что этот человек ошибался.

У нас все, и скажите спасибо, что мы не рассказываем вам про викторианских стоматологов!


Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 60654  книги

Комментарии

Чтобы комментировать зарегистрируйтесь и заполните информацию в разделе «Личные данные»
Написать комментарий
Написать комментарий
Спасибо!
Ваш комментарий отправлен на проверку и будет опубликован в течение 5 дней при условии успешной модерации

Читайте также

Это неприлично, или Пять причин, почему вам не захочется жить в XIX веке Познавательно
Это неприлично, или Пять причин, почему вам не захочется жить в XIX веке
Несколько фактов из «Руководства по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди»
И в романе, и на экране: платья литературных героинь, которые невозможно забыть Познавательно
И в романе, и на экране: платья литературных героинь, которые невозможно забыть
Знаменитые наряды Анны Карениной, Дэйзи Бьюкенен и многих других
Обратная сторона таланта Познавательно
Обратная сторона таланта
5 гениальных литераторов, которые отличались трудным и заносчивым характером
Как могли бы выглядеть школьные дневники русских классиков? Жизненно
Как могли бы выглядеть школьные дневники русских классиков?
Единица за поведение!
10 книг о том, как жить долго и счастливо Тренды
10 книг о том, как жить долго и счастливо
Все о борьбе со старением, редактировании ДНК и секретах женского здоровья
Томас Моррис: «Я вижу будущее кардиохирургии таким: меньше хирургии и больше профилактики» Мнения
Томас Моррис: «Я вижу будущее кардиохирургии таким: меньше хирургии и больше профилактики»
Интервью с автором книги «Дело сердца»
Что поесть, чтобы не хандрить осенью? Жизненно
Что поесть, чтобы не хандрить осенью?
Советы от автора книги «Система минус 60» Екатерины Миримановой
От «Франкенштейна» до «Последнего человека»: жизнь Мэри Шелли Познавательно
От «Франкенштейна» до «Последнего человека»: жизнь Мэри Шелли
Рассказываем о судьбе знаменитой писательницы