25 сентября, 2020

Галлюцинаторный реализм: от хиппи до наших дней

Рассказываем про самое необычное направление в литературе

Автор материала: Раиса Ханукаева
Галлюцинаторный реализм: от хиппи до наших дней

В издательстве «Эксмо» вышла книга «Миссис Калибан» американской писательницы Рейчел Инглз. Несмотря на фантастический сюжет о домохозяйке, влюбившейся в морского жителя (не путать с «Формой воды» Гильермо Дель Торо, роман Инглз появился намного раньше), автор исследует вполне бытовые проблемы, скрытые желания, разочарование в жизни и попытки эскапизма в собственных мечтах. В ее произведениях миф соседствует с реальностью, а сознание и подсознание нередко меняются местами.

Миссис Калибан Миссис Калибан Рейчел Инглз Твердый переплет540 ₽ Купить Купить

Критики причисляют книги Инглз к редкому жанру «галлюцинаторного реализма», о котором известно очень мало. И тем не менее в 2012 году именно за него была присуждена Нобелевская премия китайскому писателю Мо Яню. Мы решили разобраться, что же такое «галлюцинаторный реализм» и где еще его можно встретить.

Первая литературная «волна»

Если вбить в поисковике термин «магический реализм», то в первых же ссылках вы найдете и основных последователей этой традиции (Борхес, Маркес, Кортасар, в России — Гоголь и Булгаков), и характерные признаки жанра. Что же касается галлюцинаторного, или, как его еще называют, психоделического реализма, то здесь границы размыты, и рамки между магией и психоделикой настолько тонки, что одних и тех же писателей филологи с легкостью причисляют к двум направлениям. Все, что мы можем сказать о галлюцинаторном реализме (в самом термине уже содержится оксюморон), так это то, что он ориентируется на измененное сознание. Пояснить это состояние в свое время попытался известный теоретик психоделической литературы Павел Пепперштейн:

«Слово „психоделика“ хотя и означает „просветление души“, или же „ясность души“, скорее предполагает соприкосновение с иллюзиями, с заведомо неистинным. „Ясность“ достигается „от противного“: душа омывает себя огромными объемами иллюзорного, в результате чего развивается своего рода иммунитет».

Психоделическая литература стала популярной в эпоху активной пропаганды наркотиков в 50-60-х годах XX века. Хиппи с их попыткой противостоять обществу потребления, следящего за психическим и физическим здоровьем, оказались первыми и главными потребителями такого рода текстов. Наряду с уходом от цивилизации, увлечением буддизмом и наркотиками попытка исследовать свой разум стала частой практикой для «детей цветов». Литературоведы сходятся во мнении, что это была первая «волна» психоделической литературы.

Читайте также: 7 цитат из произведений Кена Кизи 7 цитат из произведений Кена Кизи

Предшественники

Разумеется, психоделикой писатели интересовались и раньше. В Британской империи была популярна «Исповедь англичанина, любителя опиума» (1822) Томаса Де Квинси. В 1860 году во Франции был опубликован «Искусственный рай» Шарля Бодлера, и его тоже вписали в эту традицию. В русской литературе можно вспомнить Петра Чаадаева с его «Апологией сумасшедшего» (1837). Некоторые литературоведы ищут корни психоделического реализма в более отдаленных эпохах. По одной из версий, истоки этого направления можно найти в библейских сказаниях и шаманизме. Филологи видят общие черты в галлюцинаторных текстах и волшебных сказках, берущих начало в древнейшей мифологии.

Почему в России возродился интерес к галлюцинаторной литературе

Рассуждая о второй «волне» психоделической литературы, Пепперштейн заметил, что спровоцировать изменение сознания могут не только галлюциногены:

«Не следует сводить психоделику только к психотропным препаратам. Есть психоделика обыденной жизни, в этом легко убедиться. Есть психоделика массмедиа, психоделика потребления, психоделика кино, психоделика усталости, психоделика выживания. Все эти обстоятельства „высветляют“, „высвечивают“ различные зоны психики, создавая эффекты асимметричных просветлений, иллюминаций».

Русская действительность 90-х со своим скепсисом и тревогой о будущем, крушением одних надежд и страхом строить другие, возрождающейся религиозностью, сектами и многими другими травмирующими разум факторами стала идеальной почвой для появления второй «волны» галлюцинаторных текстов, принципиально отличающихся от тех, что действительно были написаны под воздействием каких-либо веществ.

Читайте также: 9 книг об одержимости 9 книг об одержимости

В России одним из главных психоделических произведений считается «Каширское шоссе» Андрея Монастырского, где препараты фигурируют лишь как лекарства, которые выдаются главному герою в психиатрической клинике. То есть перед читателем появляется персонаж с заранее деформированным сознанием, ориентированным, согласно сюжету, на христианскую догматику и мистику.

Критик и литературовед Сергей Чупринин относит к галлюцинаторному реализму и такие произведения, как «Мифогенная любовь каст» Павла Пепперштейна и Сергея Ануфриева, «Чапаев и Пустота» Виктора Пелевина, «Номер один, или В садах иных возможностей» Людмилы Петрушевской, «Dostoevsky-trip» Владимира Сорокина. В них мы также видим отсылки к христианским учениям и древним мифам, фольклору и новейшим городским легендам. Герои нередко обитают в двух мирах: реальном и подсознательном, который становится порождением искаженной психики. Этот эффект двоемирия проявляется и в других культурах при иных исторических обстоятельствах, будь то Китай 70-х, как у Мо Яня, или тихий американский городок 90-х, как у Рейчел Инглз.

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 40119  книг
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 40106  книг

Читайте также

Страх и ненависть в литературе: фобии героев классических книг Познавательно
Страх и ненависть в литературе: фобии героев классических книг
Рассказываем, чего боялись персонажи Джорджа Оруэлла, Эдгара По и Антона Чехова
«Хиппи» Пауло Коэльо: трагедия между строк Жизненно
«Хиппи» Пауло Коэльо: трагедия между строк
Писатель впервые рассказал о своем тюремном заключении
Что такое синдром Мюнхгаузена и Алисы в Стране чудес Жизненно
Что такое синдром Мюнхгаузена и Алисы в Стране чудес
5 расстройств психики, названных в честь героев книг
Джокер: фильм, который нужен городу Тренды
Джокер: фильм, который нужен городу
Рассказываем, почему стоит смотреть кинопремьеру и какими книгами дополнить впечатление
Шон Хэмилл: «Работы Лавкрафта я одновременно люблю и ненавижу» Мнения
Шон Хэмилл: «Работы Лавкрафта я одновременно люблю и ненавижу»
Интервью с автором «Космологии монстров»
Что ждет «Избранных» после победы над злом? Тренды
Что ждет «Избранных» после победы над злом?
Познавательно
Классика фэнтези, которую вы могли пропустить
Рассказываем о 5 авторах, вошедших в историю жанра
Классика фэнтези, которую вы могли пропустить
Сила воды: древнекитайские мифы в романе Ань Юй «Тушеная свинина» Познавательно
Сила воды: древнекитайские мифы в романе Ань Юй «Тушеная свинина»