07 декабря, 2017

Прочти первым: «Социопат по соседству»

Отрывок из книги о том, как вовремя распознавать бессовестных людей и противостоять им

Прочти первым: «Социопат по соседству»

 

Как распознать бессовестных

В моей практике один из вопросов, который мне задают чаще всего: «Как я могу определить, кому можно доверять?» Так как мои пациенты — люди, с трудом выжившие после психологических травм, большинство из которых нанесли им другие люди, не обязательно социопаты, не удивительно, что они задаются этим вопросом. С другой стороны, я считаю, что эта проблема является актуальной для большинства из нас, даже для тех, кто не перенес серьезных травм. Мы все так или иначе стараемся оценить, есть ли у человека совесть. В этом отношении нас особенно интересует близкое окружение, а когда в этом окружении появляется новый человек, мы тратим много энергии, чтобы «проверить» его, и подчас принимаем желаемое за действительное.

Бессовестные не носят особые рубашки и у них нет клейма на лбу, и тот факт, что мы вынуждены принимать важные решения относительно других, основываясь не более чем на догадках, приводит нас к иррациональным стратегиям, которые с готовностью становятся пожизненными стереотипами. «Не доверяй никому старше тридцати», «Никогда не доверяй мужчинам», «Никогда не доверяй женщинам», «Никогда никому не доверяй» — самые популярные примеры. Мы хотим четких правил, даже радикальных, потому что нам очень важно знать, кого опасаться. Но эти приблизительные стратегии неэффективны, и что еще хуже, они, как правило, вызывают волнения и несчастья в наших жизнях.

Когда меня спрашивают о доверии, я говорю также, что есть плохая новость и есть хорошая. Плохая заключается в том, что действительно существуют люди, у которых нет совести, и этим людям вообще нельзя доверять. В среднем, это четыре человека в случайно набранной группе из ста человек. Хорошая новость, и даже очень хорошая, — то, что, по меньшей мере, девяносто шесть человек из ста связаны ограничениями совести, и поэтому можно рассчитывать на то, что они будут вести себя в соответствии с достаточно высоким базовым уровнем порядочности и ответственности.

И почему же тогда мир кажется настолько опасным? Чем объяснить сюжеты шестичасовых новостей или наш собственный удручающий опыт?

Что происходит? Возможно ли такое, что всего четыре процента населения несут ответственность за все или почти все бедствия, которые происходят в мире и в нашей индивидуальной жизни?

На самом деле это захватывающий вопрос, который предлагает пересмотреть многие из наших предположений о человеческом обществе. Так что я повторю, что феномен совести является чрезвычайно мощным, устойчивым и просоциальным. Если исключить влияние психотического заблуждения, безумной ярости, неизбежной утраты, наркотиков или авторитета деструктивной фигуры, человек, связанный совестью, просто не может убить, или хладнокровно изнасиловать, или подвергнуть кого-то пыткам, или украсть чьи-то сбережения, или обманом вовлечь кого-то в любовные отношения ради спортивного интереса, или отказаться от собственного ребенка.

Вы бы смогли?

Когда мы узнаем, что кто-то делает подобное, мы думаем: кто они? В редких случаях они — формально сумасшедшие или же находятся под воздействием каких-то сильных эмоций. Иногда они принадлежат группе, которая терпит жестокие лишения, или они наркоманы, или последователи злонамеренного лидера. Но в большинстве случаев они никем из них не являются. Скорее всего это люди, у которых нет совести. Они социопаты.

Узнав, что кто-то совершил нечто ужасное, мы молчаливо приписываем это «человеческой природе», но шокирующие нас события вовсе не отражают нормальной человеческой природы, и мы оскорбляем и деморализуем себя, когда так думаем. Природа большинства людей, хотя и далека от совершенства, во многом управляется дисциплинирующим чувством взаимосвязи, и настоящие ужасы, которые мы видим по телевизору, а иногда переживаем в нашей собственной жизни, не отражают типичное человечество. Они становятся возможными благодаря совершенно чуждым нашей природе явлениям — безразличию и полному отсутствию совести.

Мы с трудом признаем это отчасти из-за того, что я называю «теневой теорией» человеческой натуры.

«Теневая теория» — простое и, вероятно, истинное представление о том, что у всех нас есть «теневая сторона», не обязательно заметная в нашем обычном поведении. В своей крайней форме эта теория поддерживает представление, что все, что способен сделать либо почувствовать один человек, потенциально могут сделать либо почувствовать все. Другими словами, при определенных обстоятельствах (хотя эти обстоятельства мы можем представить с большим трудом) любой способен стать, например, комендантом лагеря смерти.

Как ни странно, люди отзывчивые и добросердечные охотнее прочих соглашаются на эту теорию в ее радикальной форме, предполагающей, что в некоторых странных ситуациях они могли бы совершать массовые убийства. Им представляется более демократичным (и не таким тревожным) верить, что случиться может что угодно, чем принять, что некоторые люди живут в постоянной моральной темноте. Действительно, поверить невозможно. Формально утверждение о том, что есть абсолютно бессовестные люди, не совпадает с утверждением, что, кроме хороших, встречаются и злые люди, однако это пугающе близко. Хорошие люди отказываются верить в олицетворение зла. Но если не каждый может быть комендантом лагеря смерти, многие, если не большинство, готовы не обращать внимания на кошмарные действия такого человека в силу вязкости психологического отрицания, морального исключения и слепого подчинения власти.

Когда Альберта Эйнштейна однажды спросили, откуда берется чувство, что мы не в безопасности, он ответил: «Мир — действительно опасное место для жизни, но не из-за злых людей, а из-за людей, которые ничего не делают».

Чтобы знать, как себя вести с бессовестными людьми, для начала мы должны опознать их. Ну и как? Как угадать, кто из двадцати пяти человек лишен совести, кто потенциально опасен для наших ресурсов и нашего благополучия?

Выслушав истории своих пациентов, в чью жизнь вторглись социопаты, я обычно удивляю людей своим ответом. От меня ждут, что я опишу какую-нибудь зловещую деталь поведения, или фрагмент языка жестов, или использование словесных угроз, что было бы незаметной подсказкой.

Вместо этого я говорю, что подсказкой не может быть ни один из этих признаков. Скорее, лучшей подсказкой будет обращение к вашему сочувствию. Самый надежный знак: поведение бессовестных людей направлено вовсе не на то, чтобы запугать вас, как можно было бы представить. Напротив, оно противоестественно обращено к вашей жалости.


Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо