Подбор подарка
20 марта, 2024

ЛитFAQ: Как придумать литературного героя?

Писательница Екатерина Звонцова — о том, как оживить персонажа и сделать его ярким

ЛитFAQ: Как придумать литературного героя?

Кадр из фильма «Персонаж», 2006

Яркие герои могут дать толчок сюжету и влюбить в себя читателей. Но создать убедительного и интересного персонажа так же сложно, как придумать неожиданный твист. 

Мы составили список вопросов о том, как сделать своего героя. А редактор, преподаватель литмастерства и автор романов «Серебряная клятва», «Это я тебя убила» и «Письма к Безымянной» Екатерина Звонцова ответила на них.

Звонцова Екатерина Екатерина Звонцова Российская писательница, автор ретеллингов, фэнтези, исторической и альтернативно-исторической прозы. Смотреть книги

Сколько главных героев нужно тексту?

Для начала стоит задуматься, а кого вообще считать «главным»? Того, с чьей точки зрения мы смотрим на сюжет? Того, кто в нем активно действует и вызывает больше всего интереса? Мы знаем классные примеры, когда автор выбирает «и то и другое и без хлеба», взять тех же доктора Ватсона (единственный рассказчик в цикле о Холмсе) и самого Шерлока, который «молчит», но действует активно и выглядит намного ярче компаньона.

Вы можете пойти тем же путем, а можете создать так называемый «полифонический» роман. Это работает и в масштабных сюжетах (например, о войне сложно писать, не давая голос обеим сторонам, солдатам и офицерам, гражданским и военным, поэтому в «Той, что стала солнцем» и «Львах Аль-Рассана» подход примерно такой), и в локальных (в романе о любви нам ведь тоже интересно увидеть, как зарождаются чувства у обоих партнеров!) В целом на полифонию сейчас тренд ― читателю нравится «копать глубже», видеть разные позиции, углы зрения и выбирать, за кого «болеть», либо, наоборот, пытаться понять и принять каждого.

Серебряная клятва -17% Серебряная клятва Екатерина Звонцова 669 ₽ 809 ₽ -17% В корзину

Но и романы, где мы покажем все события глазами одного персонажа (как делает Донна Тартт в «Тайной истории», Джезебел Морган в «Самом красном яблоке» или я в готовящейся книге о Бетховене «Письма к Безымянной»), ― тоже хорошее решение: оно позволяет максимально «погрузиться» в этого человека. И камерных книг, где значимый герой вообще один (вроде «Жизни А.Г.» Вячеслава Ставецкого) никто не отменял. Все зависит от вашей задумки, но все же совет: если она масштабна, подумайте о «полифонии».

Как делать героев «живыми», чтобы читатели их любили?

  • Люди многогранны: у живого персонажа не может быть всего одно яркое качество-ярлык. Школьный хулиган может быть хорошим старшим братом, волонтером, талантливым поэтом, а хирург, спасающий жизни, ― трусом вне операционной, приспособленцем, карьеристом. Чем больше таких противоречий и чем интереснее они проявляются, влияя на сюжет, тем глубже ощущается герой. А еще люди не идеальны. Даже хорошие и сильные совершают ошибки.
  • Людей формирует прошлое. Стоит знать важные вехи жизни вашего героя, особенности семьи (или опыта сиротства, оно тоже бывает разным), что, когда, чем на него повлияло. И хотя бы смутный образ будущего, мечты, страхи и надежды у живого человека тоже есть, его стоит знать. Ну а внутри сюжета, проходя испытания и встречая других, живые люди меняются ― кто-то больше, кто-то меньше. Чем персонаж моложе, тем изменения, как правило, глобальнее. Взрослые люди, если это сформировавшиеся личности, могут меняться точечно, но, скорее всего, тоже в чем-то будут.
  • Работа, опыт, возраст, увлечения живых людей не декоративны, они влияют на поведение. Хакер, художник, бывший разведчик, банкир ― все будут мыслить, мечтать, влюбляться, выбирать еду на завтрак, решать одну и ту же задачу, бояться, сражаться по-разному. А еще у них будут разные привычки, речь, мимика и жесты ― множество деталей. И если они будут «голосами» вашей истории, то голоса эти будут (должны!) звучать, а глаза ― смотреть на мир совершенно по-разному!
  • Именно поэтому с любовью все не так просто. Не всех героев любят, некоторые вызывают совсем другие эмоции: тут и злость, и страх, и раздражение. Более того, отношение может постоянно меняться. Это уже значит, что герой живой. А еще к одному и тому же герою может быть разное отношение у разных читателей ― в зависимости от того, насколько им близки его проблемы, опыт, мечты, характер, да даже профессия!

Главный герой должен быть быть ярким или средним, чтобы любой читатель мог себя с ним ассоциировать?

«Любого» читателя нет, есть тысячи людей. Одним нравятся герои с приставкой «супер» ― вроде полководцев Хельмо и Янгреда из «Серебряной клятвы». Другим ― простые, потерянные ребята, которых закалит только сюжетный путь ― вроде Готье Хитклифа из «Песни Сорокопута». А третьим подайте авантюриста вроде Мойста фон Липвига из «Держи марку!».

В целом увлекательную историю делают четыре элемента: не только герой, но и конфликты, сюжет, пространство. Ах да, и пятый ― отношения! Люди ведь не находятся в вакууме. 

Все, кого они встречают на пути, будут на них влиять, на кого-то будут влиять они, будут выстраиваться связи. Кто-то сильнее, кто-то слабее, кто-то бросит вызов, кто-то согреет, поддержит, научит нужному. Так работает сбалансированная система героев. Ею нельзя пренебрегать. Иногда главный герой раздражает читателя просто потому, что окружен серой массой, которой невозможно сочувствовать и которая ничего не способна сделать сама, ― и от этого создается «эффект Мэри-Сью».

Кадр из фильма «Руби Спаркс», 2012

Насколько глубоко нужно прорабатывать персонажей и как это показывать?

Есть вещь, которую стоит понять и принять всем авторам, независимо от того, что они пишут: живые люди (все-все) в жизни делают четыре вещи: действуют, общаются, смотрят-слышат-осязают-обоняют мир и думают. Поэтому все четыре элемента ― действия, диалоги, описания и рефлексия ― должны присутствовать в любом тексте, все они оживляют и углубляют героя. А вот пропорцию уже определяют ниша, жанр и личное авторское чувство прекрасного.

Письма к Безымянной -18% Письма к Безымянной Екатерина Звонцова 731 ₽ 889 ₽ -18% Предзаказ

Есть полюс «большой» интеллектуальной прозы, где мы не только видим персонажа в действии, но и постоянно с ним рефлексируем-рассуждаем, отправляемся в прошлое, перебираем эмоциональные детали, жонглируем отсылками; часто и сами герои там личности весьма сложные. 

Есть полюс «легкой» беллетристики, где почти весь внутренний мир героев дан через действия и общение. Есть море текстов между этими полюсами, с разной пропорцией рефлексии и динамики. Есть разные «пограничные» приемы, через которые мы можем добавить персонажу объемности, в какой бы нише или жанре ни писали, ― от интерьерного портрета (вспоминаем кабинет Долорес Амбридж в «Гарри Поттере» или дом Плюшкина в «Мертвых душах») до загадочных снов, коих много и в классике, и в хоррорах.

Да, побывав в омуте мыслей героя, в потоке его сознания, мы ныряем глубже, ― на то он и омут, но там и утонуть можно.

Если у героя есть прототип, сколько от него стоит брать?

Про писателей часто говорят: они хорошо воруют и красиво мстят врагам! Ничего криминального, речь как раз про обращение с реальной фактурой в текстах. Самой по себе фактуры не может быть много, если она в нужных местах, но когда фактура ― люди, становится сложнее. Если вам очень хочется сделать реального человека персонажем, для начала спросите его. Если вы хотите сделать его злодеем, мучительно убить, отправить в серьезные сюжетные неприятности, ― спросите дважды: такое понравится не всем, а суеверного или тревожного человека, верящего, что мысль материальна, может напугать.

Это я тебя убила -17% Это я тебя убила Екатерина Звонцова 711 ₽ 853 ₽ -17% В корзину Контент 18+

В целом, на мой взгляд, лучше не «забирать» человека в книгу целиком. Почему, помимо этических причин? Это довольно бессмысленно. Герой в сюжете все равно окажется в другой среде, окружении и, соответственно, во многом будет вести себя иначе. Прототип, с которым вы обсудили «заселение» в книгу, может и не узнать себя и даже возмутиться: «Ты в кого меня превратил?» Поэтому лучше как раз воровать по мелочи: там взял жест, здесь деталь биографии, тут красивое украшение или фирменную фразочку.

Исключение ― если вы, например, пишете роман об умирающем друге или бабушке, чтобы поддержать их и подарить вторую жизнь, либо работаете с исторической прозой. Там тоже есть пространства для маневров, но в целом и то и то часто пишется как раз для «сохранения» важной автору личности.

А внешность? Насколько нужно продумывать ее и как описывать?

Классики тяготели к объемным описаниям героев, и это неплохо. Но и современный подход «пара черт, а дальше читательская фантазия» работает хорошо. Что мы знаем о Гарри Поттере? Лохматый зеленоглазый брюнет в круглых очках и со шрамом ― и нам хватает. Пара советов о том, как внешность «подавать»:

  • О себе главный герой будет рассуждать, в основном когда: он с кем-то себя сравнивает (например, с другом, мамой, знаменитостью, любимым блогером), он давно себя не видел (долго лежал в больнице, без зеркала) или ему что-то про внешность сказали («Ты красавица!»). Ну и специфичные ситуации ― например, он случайно увидел своего злого близнеца, запертого на чердаке. Просто так, встав утром и глядя в зеркало, мы полное описание своих глаз, волос, улыбки и майки не даем. 
  • О других персонажах он будет рассуждать (а вы ― описывать!) в зависимости от: симпатии/антипатии, насколько заинтересован, есть ли в чужой внешности яркие черты, склонен ли персонаж вообще рассматривать других и как детально. Сыщик, поэт и завистливая фотомодель опишут одну и ту же случайную незнакомку в метро по-разному.
  • И да: усы, лапы, хвост, шрамы, лысину и прочие важные черты, переворачивающие мир читателя вверх дном, мы все же даем как можно раньше. Не в середине книги! А в целом подумать о них стоит: ничто так не оживляет образ, как необычная татуировка, родинка, особенная манера улыбаться и прочие мелочи.

***

На книги Екатерины Звонцовой действует скидка 20% по промокоду ЖУРНАЛ.

Книги по теме
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту и получите в подарок электронную книгу из нашей особой подборки
Мы уже подарили 75914  книг
Кадавры
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту и получите в подарок электронную книгу из нашей особой подборки
Мы уже подарили 75913  книг

Комментарии

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь и заполните информацию в разделе «Личные данные»
Написать комментарий
Написать комментарий
Спасибо!
Ваш комментарий отправлен на проверку и будет опубликован в течение 5 дней при условии успешной модерации

Читайте также

Грани разумного: как работает магический реализм

Грани разумного: как работает магический реализм

Писательница и литературный редактор Екатерина Звонцова — о жанре, расположенном на стыке фантастики и реалистичной прозы

Зачем писатели возвращаются в Российскую империю

Зачем писатели возвращаются в Российскую империю

Рассказываем о популярном сеттинге

Почему современные писатели возвращаются к мифам Древней Греции

Почему современные писатели возвращаются к мифам Древней Греции

Рассказываем об одном из самых популярных литературных сеттингов

Почему писатели любят ретеллинги?

Почему писатели любят ретеллинги?

Разбираем популярный тренд вместе с Екатериной Звонцовой, Алекс Анжело, Ульяной Черкасовой, Джезебел Морган и Лией Арден

Какие исторические события вдохновляют авторов фэнтези

Какие исторические события вдохновляют авторов фэнтези

От Крестовых походов, Реконкисты и Имчжинской войны до Опричнины и Смутного времени

Что почитать: современные готические романы

Что почитать: современные готические романы

Ретеллинг «Синей бороды», труп на болотах Нового Орлеана и викторианские гробовщики

Что почитать девочкам

Что почитать девочкам

Детективы, психология и много волшебства

Самые красивые книжные серии 2024 года

Самые красивые книжные серии 2024 года

От классической литературы до нон-фикшена о России