Маркус Зусак

Биография

Маркус Франк Зусак (родился 23 июня 1975) — австралийский писатель, прославившийся благодаря романам для подростков «Книжный вор» и «Я — посланник», ставшим международными бестселлерами. В 2014 годы Зузак выиграл ежегодную премию Маргарет Эдвардс за вклад в развитие качественной литературы для юношества, опубликованной в США.

Маркус Зузак родился в Сиднее. Его мать родом из Германии, а отец — из Австрии. Они эмигрировали в Австралию в конце 1950-х. Маркус младший из четырех детей в семье. Он закончил среднюю школу Энгадина, а затем ненадолго вернулся туда, чтобы преподавать английский язык параллельно с литературным творчеством. Зузак изучал английский язык и историю в университете Нового Южного Уэльса, который закончил со степенью бакалавра искусств.

Маркус Зузак является автором шести книг. Три его первых романа, выпущенные в период между 1999 и 2001, были опубликованы на международном уровне и получили ряд наград. Роман «Я — посланник», опубликованный в 2002 году, был удостоен премии Книга года CBC и литературной премии NSW в номинации Новинка 2003, а также был отмечен в конкурсе Printz в США.

«Книжный вор» был опубликован в 2005 году и переведен на более чем 30 языков. Роман был тепло встречен как критиками, так и простыми читателями и собрал целый урожай наград в Австралии и за ее пределами. Роман «Книжный вор» лидировал в топе продаж Amazon.com и списке бестселлеров «Нью-Йорк Таймс». Книга выходила в лидеры продаж в Великобритании, Испании, Израиле, Южной Корее, Бразилии, Ирландии и на Тайване. Роман экранизирован в 2013 году.

Читать полностью Свернуть текст
8 подписчиков

Отзывы

Все отзывы

Задайте вопрос автору

Голосование за переиздание книги

Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет – его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе – Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет....
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Я — посланник
Я — посланник
Жизнь у Эда Кеннеди, что называется, не задалась. Заурядный таксист, слабый игрок в карты и совершенно никудышный сердцеед, он бы, пожалуй, так и скоротал свой век безо всякого толку в захолустном городке, если бы по воле случая не совершил героический поступок, сорвав ограбление банка. Вот тут-то и пришлось ему сделаться посланником. Кто его выбрал на эту роль и с какой целью? Спросите чего попроще. Впрочем, привычка плыть по течению пригодилась Эду и здесь: он безропотно ходит от дома к дому и приносит кому пользу, а кому и вред — это уж как решит избравшая его своим орудием безымянная и безликая сила. Кажда...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет – его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе – Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор = The Book Thief
Книжный вор = The Book Thief
Читателям предлагаются неадаптированный оригинальный текст и классический перевод знаменитого романа Маркуса Зусака "Книжный вор". Это история о жизни и смерти. О силе слова и цене молчания. О событиях исторического масштаба – и о том, как один человек меняет мир. Роман завораживает и ярким сюжетом, и манерой повествования, и неожиданным выбором рассказчика. Пронзительные трагические ноты переплетаются в нем с пьянящим ощущением полноты жизни, какое бывает только в детстве. 1939 год. Маленькая Лизель приезжает в городок близ Мюнхена к приемным родителям. Ей предстоит найти не только новую сем...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Я — посланник
Я — посланник
Вы когда-нибудь мечтали стать героем? Спасти из горящего дома девушку, вытащить из воды ребенка, совершить отчаянный, но благородный поступок? Эд Кеннеди ни о чем подобном не мечтал. Он просто жил, иногда играл в карты, работал. И так бы и продолжалось, если бы однажды Эд не сорвал дерзкое ограбление банка. Вот тут-то и пришлось ему сделаться посланником. Но кто его выбрал на эту роль и с какой целью? Впрочем, привычка плыть по течению пригодилась Эду и здесь: он безропотно ходит от дома к дому и приносит кому пользу, а кому и вред – это уж как решит избравшая его своим орудием безымянная и бе...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Я — посланник
Я — посланник
Вы когда-нибудь мечтали стать героем? Спасти из горящего дома девушку, вытащить из воды ребенка, совершить отчаянный, но благородный поступок? Эд Кеннеди ни о чем подобном не мечтал. Он просто жил, иногда играл в карты, работал. И так бы и продолжалось, если бы однажды Эд не сорвал дерзкое ограбление банка. Вот тут-то и пришлось ему сделаться посланником. Но кто его выбрал на эту роль и с какой целью? Впрочем, привычка плыть по течению пригодилась Эду и здесь: он безропотно ходит от дома к дому и приносит кому пользу, а кому и вред – это уж как решит избравшая его своим орудием безымянная и без...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Я — посланник
Я — посланник
Жизнь у Эда Кеннеди, что называется, не задалась. Заурядный таксист, слабый игрок в карты и совершенно никудышный сердцеед, он бы, пожалуй, так и скоротал свой век безо всякого толку в захолустном городке, если бы по воле случая не совершил героический поступок, сорвав ограбление банка. Вот тут-то и пришлось ему сделаться посланником. Кто его выбрал на эту роль и с какой целью? Спросите чего попроще. Впрочем, привычка плыть по течению пригодилась Эду и здесь: он безропотно ходит от дома к дому и приносит кому пользу, а кому и вред — это уж как решит избравшая его своим орудием безымянная и безликая сила. Кажда...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет – его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе – Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Книжный вор
Книжный вор
"Книга по-прежнему остается лучшим подарком, аудиокнига - еще и полезным, потому что снижает нагрузку на зрение, уменьшает общий уровень стресса, освобождает время для других дел. Выбери открытку - подари аудиокнигу. "Книжный вор" – недлинная история, в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке; о разных словах; об аккордеонисте; о разных фанатичных немцах; о еврейском драчуне; и о множестве краж. Это книга о силе слов и способности книг вскармливать душу. Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Л...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Лучшие отзывы
Похожие авторы