Взаперти

5

О книге

Конец 1911 года. Столыпин убит, в МВД появился новый министр Макаров. Он сразу невзлюбил статского советника Лыкова. Макаров – строгий законник, а сыщик часто переступает законы в интересах дела. Тут еще Лыков ввязался не в свое дело, хочет открыть глаза правительству на английские происки по удушению майкопских нефтяных полей. Во время ареста банды Мохова статский советник изрядно помял главаря. Макаров сделал ему жесткий выговор. А через несколько дней сыщик вызвал Мохова на допрос, после которого тот умер в тюрьме. Сокамерники в один голос утверждают, что Лыков сильно избил уголовного, и тот умер от побоев… И не успел сыщик опомниться, как сам оказался за решеткой. Лишенный чинов, орденов и дворянства за то, чего не совершал. Друзья спешно стараются вызволить бывшего статского советника. А между тем в тюрьме много желающих свести с ним счеты…

 

Конец 1911 года. Столыпин убит, в МВД появился новый министр Макаров. Он сразу невзлюбил статского советника Лыкова. Макаров — строгий законник, а сыщик часто переступает законы в интересах дела. Тут еще Лыков ввязался не в свое дело, хочет открыть глаза правительству на английские происки по удушению майкопских нефтяных полей. Во время ареста банды Мохова статский советник изрядно помял главаря. Макаров сделал ему жесткий выговор. А через несколько дней сыщик вызвал Мохова на допрос, после которого тот умер в тюрьме. Сокамерники в один голос утверждают, что Лыков сильно избил уголовного и тот умер от побоев… И не успел сыщик опомниться, как сам оказался за решеткой. Лишенный чинов, орденов и дворянства за то, чего не совершал. Друзья спешно стараются вызволить бывшего статского советника. А между тем в тюрьме много желающих свести с ним счеты… Главным героем всех произведений, сюжет которых относится к концу XIX — началу XX веков, является Алексей Лыков. Кроме этого вымышленного героя в действие романов и повестей вводятся и исторические персонажи — штатские чиновники и военные чины, реальные подданные Российской империи тех лет. Все книги построены на тщательно изученных и аккуратно отобранных исторических материалах. «Книга Николая Свечина написана прекрасно. Но я бы не сказал, что это новый Акунин. Хотя присутствие короля современного русского детектива там чувствуется. В главном герое, сыщике Алексее Лыкове, я обнаружил некий симбиоз Фандорина и Романова — двух героев разных акунинских серий. Алексей Лыков — это такой нижегородский супермен второй половины XIX века, который соединяет в себе фандоринский ум и романовское простодушие. Главный герой Свечина вполне органично (насколько это вообще позволяет такой искусственный жанр, как детектив) вырастает из Нижнего Новгорода, торговой столицы России XIX века. Лыков — участник Русско-турецкой войны, ранен, пришел в нижегородскую полицию, чтобы и дальше служить родине. И немедленно попал в переплет, из которого чудом выходит живым... в чине заместителя руководителя нижегородского сыска. История фантастическая и, конечно, насквозь придуманная. Но в нее веришь, потому что захватывает не сам герой, а место и время, в котором герой действует. Роман Свечина принадлежит к жанру "этнодетектива". В нем важна не детективная, а этнографическая составляющая». — Павел Басинский Книги Свечина — это синтез собственно ретродетектива и популярного краеведения. Можно назвать этот поджанр «регионалистским ретродетективом» (и аллитерация получится хорошая). Действие всегда происходит в родном автору Нижнем Новгороде и его окрестностях. Большинство историй, насколько я понимаю, взяты из жизни (то есть из документов), и поэтому в фабульном отношении Свечин не очень выразителен. Язык старательно стилизован. Попадаются, правда, иногда перлы почти колядинские: «Государю писал! Без толку. Получил благоволение за ответственную гражданскую позицию...», но таких явных ляпов совсем мало. Зато мелких блох филолог наберет здесь целую пригоршню. Слово «оне» никак не может относиться к братьям Ярмонкиным, поскольку обозначает лиц женского пола. Слово «кружало» — народно-поэтическое, давно устаревшее, и в XIX веке его могли использовать разве что былинники, но никак не крестьяне в повседневной речи, и т. д. Атмосфера — приятная. Видные собой господа с фамилиями вроде Петрово-Соловово — и даже (не вру!) Голенищев-Кутузов-Толстой — степенно пьют «шустовский» и закусывают мороженой хурмой.
592 ₽
Добавить в корзину

Еще в магазинах:

Характеристики

Издательство: Издательство "Эксмо"
ISBN: 978-5-04-112877-7
Возрастное ограничение: 16+
Обложка: Твердый переплет
Кол-во страниц: 528
Дата выхода: 8 февраля 2021
Тираж книги: 10 000
Вес: 0.555 кг
Формат: 142x200 мм
Время прочтения: 26 часов 24 минуты
В наличии
Ваш город:
?
По вопросам заказа: +7 (495) 268-08-41
Гарантированный возврат от 2 до 10 дней
1. При получении
Оплата производится в момент получения заказа. Наличными или картой.
2. Наложенный платеж
Доставка почтой России
3. Банковской картой на сайте
Visa, MasterCard, Maestro, МИР
4. QIWI-кошелёк
5. Яндекс.Деньги
6. Банковский перевод
Добавить в подборку

Фотографии книги

Отзывы1

Лучшие рецензии Livelib

Об авторе

Свечин Николай (наст. фамилия Инкин) — современный российский писатель, родившийся в 1959 в Нижнем Новгороде.

Получив среднее образование, Николай поступил в Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского на факультете экономики. После окончания университета трудился сначала на заводе, а после — инструктором в городском исполнительном комитете. В это же время увлекся краеведением Подробнее.

Перейти на страницу автора

Корпоративным клиентам

Закажите тираж этого издания с логотипом вашей компании в подарок партнерам, клиентам или сотрудникам. Заполните форму обратной связи и мы свяжемся с вами в течение одного рабочего дня.

Блоггерам и активным читателям

Мы приготовили 30 экземпляров книги «Взаперти» для активных читателей и блогеров, чья аудитория больше 20 000 человек.

Напишите нам на pr1@eksmo.ru, почему им будет интересно узнать про эту книгу, и получите ее бесплатно.

Меняем хорошие книги на честные отзывы!

234 человека интересовались книгой на этой неделе