10 цитат из книг Андрея Белого

26 октября, 2016

Андрей Белый (настоящее имя — Борис Бугаев) — выдающийся русский писатель и поэт, классик Серебряного века.

В литературу он вошел как автор прозаических ритмизированных «Симфоний», был принят в круг символистов, публиковался в журналах «Мир искусства», «Новый путь», «Весы», «Золотое руно», «Перевал». Наибольшую известность Белому принес роман «Петербург», который Владимир Набоков ставил в один ряд с «Улиссом» Джеймса Джойса.

Поклонник Достоевского и Ницше, знакомый Владимира Соловьева и ученик Рудольфа Штейнера, в своей прозе писатель ухитрился использовать и знание философии, и математический дар, и музыкальных слух, помогавший ему в построении сложных лингвистических конструкций.

 

Мы отобрали 10 цитат из его произведений:

Есть бесконечность в бесконечности бегущих проспектов с бесконечностью в бесконечность бегущих пересекающихся теней. Весь Петербург – бесконечность проспекта, возведенного в энную степень. «Петербург»

За столами писцы; на стол приходится пара их; перед каждым: перо и чернила и почтенная стопка бумаг; писец по бумаге поскрипывает, переворачивает листы, листом шелестит и пером верещит (думаю, что зловещее растение «вереск» происходит от верещания); так ветер осенний, невзгодный, который заводят ветра – по лесам, по оврагам; так и шелест песка – в пустырях, в солончаковых пространствах – оренбургских, самарских, саратовских…«Петербург»

Петербургские улицы обладают несомненнейшим свойством: превращают в тени прохожих; тени же петербургские улицы превращают в людей. «Петербург»

И откуда-то издали приближался ропот. Ропот Вечности... Где-то трогались лесные вершины и можно было слышать: «Ты увидишь ее, но прошлого не загладишь, пока не придет смерть и не покроет тебя хитоном своим...» «Северная симфония»

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел… «Друзьям», сборник «Пепел»

Но, спрошу я, какая такая разница между богиней и бабой? Богиня ли, баба ли – все одно: кем же, как не бабами, в древности сами богини были. Бабами, и притом пакостного свойства. «Серебряный голубь»

Славное село Целебеево, подгородное; средь холмов оно да лугов; туда, сюда раскидалось домишками, прибранными богато, то узорной резьбой, точно лицо заправской модницы в кудряшках, то петушком из крашеной жести, то размалеванными цветиками, ангелочками; славно оно разукрашено плетнями, садочками, а то и смородинным кустом, и целым роем скворечников, торчащих в заре на согнутых метлах своих: славное село! «Серебряный голубь»

Был лишь роман под названьем «Москва»; за страницей читалась страница; листались страницы; и думали, что обитают в Москве; в эти годы «Москва» революции – да! – обитала в Лозанне, в Монтре, в Лезаван, в Циммервальде, быть может, в Женеве, в Нарыме, во льдах, – где еще обитала она? Югославия, Прага, Берлин, – обитали в Москве: на Петровке, в районах Арбата, Пречистенки.

Повернулась страница: «Конец»! Год издания, адрес издательства: только. «Москва под ударом»

Доисторический, мрачный период еще не осилен культурой, царя в подсознанье; культура же – примази: поколупаешь - отскочит, дыру обнаружив, откуда, взмахнув топорищами, выскочат, черт подери, допотопною шкурой обвисшие люди: звериная жизнь, – невыдирная чаща, где стены квартиры, хотя б и профессорской, – в трещинах-с, трещинах-с! «Москва под ударом»

Европа – «юнеет»: Европа – «мулатится», собираясь «онегриться» (Это помолодение сказывается в «Джимми», «Фокстротах», в джасбанде и т. д.); пока еще что только милые негритенки – апаши шалят себе в древнем Париже; и то ли еще мы увидим – в текущем столетии: вероятно, увидим мы скоро оазис Сахары – «юнеющей» Франции – в городских, крупных центрах: в Париже, в Марселе, в Лионе, в Бордо; вероятно, бэбэ, именуемые апашами, пожелают продеть себе кольца в носы и облечься, согласно инстинкту, в звериные шкуры; и, может быть, разовьются в песчаный оазис -- со скачущим туарегом, фалангой и коброю. «Африканский дневник»


Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

Андрей Белый в воспоминаниях современников
Мнения
Андрей Белый в воспоминаниях современников
Замятин, Блок, Ходасевич и другие яркие представители своей эпохи о знаменитом поэте и писателе
5 романов XX века о Петербурге
Познавательно
5 романов XX века о Петербурге
«Пушкинский дом» Битова, «Мы живые» Айн Рэнд, «Петербург» Андрея Белого и другие книги о Северной столице
7 цитат из произведений Валерия Брюсова
Мнения
7 цитат из произведений Валерия Брюсова
Никакая гениальность не вознаградит отсутствие вкуса
5 недооцененных русских поэтов XIX — XX веков
Познавательно
5 недооцененных русских поэтов XIX — XX веков
Кого затмило «солнце русской поэзии»?
Как объяснялись в любви писатели и поэты
Познавательно
Как объяснялись в любви писатели и поэты
Учимся признаваться в нежных чувствах у классиков
Самые непоэтичные факты о Марине Цветаевой
Познавательно
Самые непоэтичные факты о Марине Цветаевой
Она любила, ненавидела и предавала близких. Чего еще мы не знаем о поэтессе?
10 цитат из стихотворений Николая Рубцова
Мнения
10 цитат из стихотворений Николая Рубцова
10 цитат из стихотворений Александра Блока
Мнения
10 цитат из стихотворений Александра Блока
Только влюбленный имеет право на звание человека