04 октября, 2019

Как читать Дину Рубину: гид по книгам автора

Автор материала: Саша Баринова
Как читать Дину Рубину: гид по книгам автора

Дина Рубина — один из самых популярных русскоязычных прозаиков современности. Ее тексты буквально завораживают читателя хитросплетениями сюжета, непредсказуемыми поворотами судеб героев, богатым языком. В произведениях автора тесно переплетены две такие непохожие, но все-таки родственные культуры — русская и еврейская, на этом необычном тандеме и строится большая часть ее историй.

Не удивительно, что Рубина, обладая непревзойденным талантом повествователя, прочно вошла в список живых классиков: на ее счету несколько десятков книг, каждая из которых способна найти своего читателя и прийтись по вкусу даже самым искушенным ценителям прозы. Меж тем внушительный список ее произведений способен привести в замешательство. С чего начинать знакомство с творчеством автора? Как не упустить самое важное? Для этого мы решили создать универсальный путеводитель по прозе Дины Рубиной.

Малая проза

Малая форма то и дело остается недооцененной книголюбами. И, между прочим, зря. Как и многие другие «большие» писатели, Дина Рубина начинала именно с рассказов и повестей. Так что, если творчество прозаика вам еще только предстоит открыть для себя, мы рекомендуем идти по произведениям в хронологическом порядке, от малого к большому.

Всегда, всегда? Дина Рубина Всегда, всегда?

Первый сборник Рубиной, вышедший в 1980 году, назывался «Когда же пойдет снег» — в честь одноименного рассказа о девочке Нине с больным сердцем, которая влюбляется (и взаимно!) накануне сложнейшей операции. В книгу вошли и другие короткие произведения начинающей писательницы, посвященные по большей части самому важному периоду в жизни человека — детству. Следом были выпущены «Уроки музыки» и «Дом за зеленой калиткой». Позже ранние рассказы автора были объединены в сборник под названием «Всегда, всегда?».

Удивительным образом печаль, даже в какой-то мере трагизм, читается в, казалось бы, самых светлых рубинских сюжетах, как будто автор говорит своему читателю: «Да, но...». Да, Нина обрела верного друга, но есть ли что-то за пределами операционной? Это фаталистическое «но» перекочует затем и в масштабные романы, и в поздние повести. Обусловлено такое явление, по всей видимости, «памятью предков» — не имеющая срока давности еврейская трагедия всегда исключает однозначно счастливый финал.

Книги-путешествия

Тексты, где на первом плане оказываются не люди, а города и страны, в творчестве Рубиной можно смело выносить отдельным параграфом. Несмотря на то, что каждый из сборников, посвященных путешествиям, может послужить лучшим спутником в поездке, меньше всего они похожи на классические литературные путеводители.

Сквозь сеточку шляпы Дина Рубина Сквозь сеточку шляпы

Вы не найдете здесь ни точных адресов, ни фотографически подробных описаний местности. Изображения городов стираются из памяти так же легко, как и лица давно ушедших людей, — место их занимают ощущения, случайные детали, ненароком брошенные взгляды. Рубина проводит своего читателя по пространству запахов и звуков, которые навсегда сохранятся у каждого в памяти. Израиль, Чехия, Нидерланды, Италия — все эти страны читателю обязательно захочется увидеть глазами автора, ощутить атмосферу их городов и улиц. Вполне возможно, открыть заново.

Рубина как никто умеет делиться с читателем чувствами, эмоциями, явлениями едва уловимыми. Ее города состоят не из фасадов зданий, а из национальных черт, случайных знакомых и мимолетных наблюдений — именно это делает ее тексты такими осязаемыми, плотными, насыщенными, способными увлечь за собой. Сборники «Сквозь сеточку шляпы», «Кружение эха», «Жилаю щастя. Афтор», «Крепче веселитесь!» — настоящие путевые заметки, которые откроют читателю незнакомые пространства, чужую культуру, чаяния и горести жителей других государств, которые, как окажется, так мало отличаются от нас самих.

Еврейские мотивы

Возвращение автора к собственным корням обязывает и к перемене стиля работы: к художественности прозы Рубиной присоединяется документальность, как будто писательница говорит: «Я бы и рада, чтобы этого не было, но это было».

Сахарное свечение Дина Рубина Сахарное свечение

Израильский период начался с переезда прозаика на Землю Обетованную в 1990 году. Менее очевидно, но все-таки в каждом произведении то и дело возникают эхом еврейские мотивы, будь то случайные эпизоды или, напротив, история одной жизни, семьи, целого поколения. Сюжеты, так подробно расписанные в книгах «Сахарное свечение», «Больно только когда смеюсь», рассказах «Еврейская невеста», «Адам и Мерьем», будут возникать еще и еще: в монологе Галины («Бабий ветер»), в воспоминаниях старухи Баобаб («Наполеонов обоз»). Подходить к ним требуется так же, как делает это и сама Рубина: не обходя вниманием ни одну болезненную деталь.

Берясь за иерусалимские рассказы, писательница фиксирует действительность, тесным образом переплетающуюся с прошлым, и не дает читателю ни единого шанса увернуться от реальности, которая, само собой, чудовищна. «Поплачьте вместе с нами», — будто бы разрешают ее персонажи. И мы плачем. Из иерусалимских жителей, благостных, но при этом носящих и свою личную, и коллективную печаль в сердце, возникнут чуть позже главные герои: Сташек, семейство Этингеров, художник Кордовин, психиатр Борис Горелик. Они не вымышлены, они собраны из десятков лиц, встреченных и так кропотливо сохраненных Рубиной на просторах двух стран.

Романы

К крупным произведениям Дины Рубиной следует подходить основательно, хорошенько познакомившись и с автором, и с ее излюбленными темами. Именно в романах «Русская канарейка», «Синдром Петрушки», «На солнечной стороне улицы» и «Почерк Леонардо» раскрывается во всей полноте талант писателя. Вместе с тем каждая из ее масштабных работ представляет собой своеобразную мозаику из уже возникавших в ее текстах сюжетов. Ключом к пониманию больших произведений Дины Рубиной служат ее рассказы и повести. Но неповторимая атмосфера, несмотря на существенно усложненную форму, сохраняется.

Даже следуя моде на приключенческие, с элементами детектива романы, Рубина остается верной самой себе. Все та же неторопливость повествования, длительная затравка, нечеткая, будто бы акварельная сюжетная линия, которая под конец стремительно и непоправимо разворачивается, чтобы снести на своем пути все: живое и неживое, хорошее и плохое. Именно такой обещает быть финальная часть трилогии «Наполеонов обоз» — «Ангельский рожок». История трагической любви Аристарха и Надежды закончится неожиданно, ярко. Но как? Об этом пока остается только догадываться.

Книги по теме
Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

Эволюция Дины Рубиной: от нежной грусти к неприятным подробностям. Часть I
Познавательно
Эволюция Дины Рубиной: от нежной грусти к неприятным подробностям. Часть I
Рассказываем о том, как с годами менялась проза писательницы
Эволюция Дины Рубиной: от нежной грусти к неприятным подробностям Часть II
Познавательно
Эволюция Дины Рубиной: от нежной грусти к неприятным подробностям Часть II
15 цитат из книг Дины Рубиной
Мнения
15 цитат из книг Дины Рубиной
Под интеллигентностью я понимаю, главным образом, редчайшее врожденное умение — не обременять собою окружающих
Дина Рубина: «Я сочиняю человеческие судьбы, а не исторические романы»
Мнения
Дина Рубина: «Я сочиняю человеческие судьбы, а не исторические романы»
Интервью со знаменитой писательницей
Волшебная библиотека Маши Трауб
Мнения
Волшебная библиотека Маши Трауб
Открываем книжную сокровищницу
Самые грустные сцены расставания в литературе
Жизненно
Самые грустные сцены расставания в литературе
Как прощались любимые герои
Что читает Мария Метлицкая
Мнения
Что читает Мария Метлицкая
Популярная писательница о любимых авторах и самой ожидаемой новинке сезона
Зачем читать рассказы?
Тренды
Зачем читать рассказы?
Несколько достоинств малой литературной формы