Встречи с авторами Подбор подарка
07 мая, 2024

Осилит идущий: что такое роуд-стори

Рассказываем о символике дороги в литературе

Раиса Ханукаева
Редактор сайта eksmo.ru
Осилит идущий: что такое роуд-стори

Кадр из фильма «Властелин колец: Братство Кольца», 2001 год

Дорога с давних пор вдохновляла и пугала людей, становилась местом радостных встреч и больших трагедий. Ее не могли не поэтизировать, так что еще в древней литературе появились красочные истории о путешествиях, а интерес к таким текстам не падает и по сей день.

Рассказываем, какими разными бывают роуд-стори и что их объединяет.

Навстречу чудовищам и приключениям

В эту категорию можно собрать множество самых разных книг. Первое, что приходит на ум, это, конечно, гомеровская «Одиссея», где встречаются и циклоп Полифем, и людоеды-лестригоны, и чудовища Сцилла и Харибда, и, конечно, бескрайние морские просторы. Или «Семь путешествий Синдбада-морехода» из «Тысячи и одной ночи», испытавшие сильное влияние древнегреческих поэм и тоже похожие на роуд-стори с опасными приключениями.

Остров сокровищ (ил. Е. Комраковой) -14% Остров сокровищ (ил. Е. Комраковой) Роберт Льюис Стивенсон 1356 ₽ 1569 ₽ -14% В корзину

Со временем вера в чудовищ у публики ослабла, зато вырос интерес к новым народам и далеким землям. В начале XVIII века мир зачитывался «Робинзоном Крузо», некоторые главы которого — это полноценная роуд-стори. В конце XIX столетия появился «Остров сокровищ» Роберта Стивенсона. А XX век подарил нам романы Джека Лондона и «Одиссею капитана Блада» Рафаэля Сабатини.

В противовес серьезным историям о сильных людях в суровых условиях в литературе также появлялись сатирические тексты, в которых писатели пародировали героические подвиги, низводя их до приключений незадачливых туристов. Классический пример — повесть Джерома Клапки Джерома «Трое в одной лодке, не считая собаки».

Дикая. Опасное путешествие как способ обрести себя (кинообложка) -18% Дикая. Опасное путешествие как способ обрести себя (кинообложка) Шерил Стрэйд 756 ₽ 919 ₽ -18% В корзину Контент 18+

Почти все эти книги рассказывают о суровой реальности путешественников, но одновременно романтизируют дорогу и развлекают читателей. Возможно, не будет ошибкой, если мы оставим в этой категории и современные истории о путешествиях, такие как «Дикая», где герои вместо мифических чудовищ сталкиваются с опасными зверями, а вместо туземцев-людоедов — с внутренними демонами.

«Одиссей в пещере Полифема», картина кисти Якоба Йорданса

Путь как философия

Дорога как метафора жизни — очень важная часть религиозной культуры. Неслучайно Моисей 40 лет водил евреев по пустыне, а Христос проповедовал в разных городах. В эпоху раннего Средневековья популярными стали паломнические тексты, рассказывающие о пути от «грешной» периферии к «святому» центру — в Иерусалим, Рим или Константинополь.

Образ дороги как жизни (или дороги как перерождения) есть и в давно перекочевавшей на детские полки повести «Хоббит, или Туда и обратно» Джона Р. Р. Толкина, а также в более «взрослом» произведении автора — «Властелине колец». Несмотря на жанр фэнтези, многим кажущийся слишком легковесным, эти тексты полны библейских отсылок и показывают трансформацию личности за время пути.

Книги Якова -13% Книги Якова Ольга Токарчук 1731 ₽ 1989 ₽ -13% В корзину

В современной литературе философской роуд-стори можно назвать роман «Книги Якова» нобелевской лауреатки Ольги Токарчук. Писательница намеренно избегает повествования от лица заглавного героя, но показывает мир и дорогу глазами его спутников. И у каждого из этих людей своя цель и свои испытания.

Травелоги

Этот жанр много лет успешно существует на границе публицистики и художественной литературы. Считается, что травелог появился еще в I веке до н.э., и даже отдельные главы из «Истории» Геродота (V в. до н.э.) вполне подходят под это определение. В Россию путевые очерки пришли несколько позже. Так, первым русским травелогом считается «Хожение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина.

Среди других знаменитых травелогов — «Путешествие стольника П. А. Толстого по Европе», «Письма из Франции» Дениса Фонвизина, «Письма русского путешественника» Николая Карамзина, «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года» Александра Пушкина и «Фрегат „Паллада“» Ивана Гончарова. Это всего лишь небольшой процент из того огромного корпуса текстов, где литература тесно соседствует с документалистикой и которые могут достоверно рассказать нам о том, как жили самые разные люди в ту или иную эпоху.

Исчезающий Север. Непридуманные сюжеты из жизни русской глубинки -12% Исчезающий Север. Непридуманные сюжеты из жизни русской глубинки Александр Моисеев 2294 ₽ 2619 ₽ -12% В корзину

Сегодня травелоги не так популярны у читателей, но на полках книжных магазинов все еще можно встретить достойные образцы. Например, «Исчезающий Север» Александра Моисеева — книгу, в которой автор, насколько это возможно в печатном тексте, попытался передать даже речь своих героев. Или «Карелия — жемчужина Русского Севера» Натальи Якубовой, рассказавшей о своем опыте путешествий по этому региону.

Въезд Чичикова в город NN. Иллюстрация Алексея Лаптева

Сентиментальные путешествия и возможности для критики

Иногда к травелогам относят и «Путешествие из Петербурга в Москву» Александра Радищева, но это скорее повесть, вобравшая в себя множество разных фрагментов, где автор зафиксировал чувства и эмоции, а не подлинные события. 

Путешествие из Петербурга в Москву -26% Путешествие из Петербурга в Москву Александр Радищев 229 ₽ 309 ₽ -26% В корзину

Объединяющими нитями здесь служат названия станций и лирический герой, который ужасается бедности крестьян и зверству помещиков. Текст получился злым, едким, а его автор был приговорен к смертной казни, «по милосердию и для всеобщей радости» замененной на десятилетнюю ссылку.

Любопытно, что выросло это произведение из невинного «Сентиментального путешествия по Франции и Италии» Лоренса Стерна, в котором британский писатель намеренно много говорил о своих эмоциях, обходя вниманием стандартные для путевых заметок вещи.

Наследником Стерна можно считать и упомянутого уже Карамзина. А вот публикация «Путешествия из Петербурга в Москву», с попыткой Радищева посмотреть на провинциальную Россию, отчасти сделала возможным появление гоголевских «Мертвых душ» — тоже своеобразной роуд-стори.

В свободном падении -18% В свободном падении Джей Джей Бола 581 ₽ 709 ₽ -18% В корзину Контент 18+

Современные роуд-стори вполне могут сочетать сантименты и острую социальную критику. Таков, например, роман «В свободном падении» Джей Джея Бола о харизматичном учителе, который отправляется в путешествие после многих лет работы в школе для трудных подростков.

Постапокалиптические роуд-стори

В постапокалиптической литературе тоже нередко встречается мотив пути и «поиска Святого Грааля» — объекта или места, которое поможет герою сохранить остатки цивилизации или хотя бы собственную жизнь. 

Кадавры -17% Кадавры Алексей Поляринов 807 ₽ 968 ₽ -17% В корзину Контент 18+

Самый известный пример такого «поиска» — роман Кормака Маккарти «Дорога», где безымянные отец и сын идут по разрушенным неназванным катаклизмом США. А литературным наследником этого произведения можно считать недавно вышедших «Кадавров» Алексея Поляринова, в которых герои путешествуют по южной части России после апокалипсиса.

***

Как видите, роуд-стори, травелоги и любые другие произведения о путешествиях преследуют очень разные задачи и нагружены очень разными аллюзиями. В этом материале мы не претендовали на полноту освещения темы, но надеемся, что заинтересовали вас книгами этого жанра, на которые дарим скидку 20% по промокоду ЖУРНАЛ.

Книги по теме
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту и получите в подарок электронную книгу из нашей особой подборки
Мы уже подарили 76474  книги
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту и получите в подарок электронную книгу из нашей особой подборки
Мы уже подарили 76474  книги

Комментарии

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь и заполните информацию в разделе «Личные данные»
Написать комментарий
Написать комментарий
Спасибо!
Ваш комментарий отправлен на проверку и будет опубликован в течение 5 дней при условии успешной модерации

Читайте также

Алексей Поляринов: «Каждый автор со временем берется за то, что точно не понравится многим и не нравится ему самому»

Алексей Поляринов: «Каждый автор со временем берется за то, что точно не понравится многим и не нравится ему самому»

Ответы автора на вопросы читателей

Неудобное будущее: «Кадавры» Алексея Поляринова

Неудобное будущее: «Кадавры» Алексея Поляринова

Рассказываем о долгожданном релизе

Чертова дюжина приключенческих романов

Чертова дюжина приключенческих романов

Young adult о путешествиях, авантюрах и опасностях

Нас не догонят: как авторы заставляют героев бежать без оглядки

Нас не догонят: как авторы заставляют героев бежать без оглядки

Разбираем сюжетный троп «бегство» вместе с Анастасией Гор и Яной Лехчиной

Роман без точки: зачем нужны книги с открытым финалом

Роман без точки: зачем нужны книги с открытым финалом

Рассказываем о плюсах и минусах такого подхода

Ложь с намеком: зачем читать народные сказки

Ложь с намеком: зачем читать народные сказки

Рассказываем, почему не стоит бояться фольклорных историй, не прошедших современную обработку

Что почитать девочкам

Что почитать девочкам

Детективы, психология и много волшебства

Самые красивые книжные серии 2024 года

Самые красивые книжные серии 2024 года

От классической литературы до нон-фикшена о России