Лена Элтанг

Лена Элтанг родилась в Ленинграде. Профессиональная карьера начиналась с журналистики и перевода. Первые поэтические сборники Элтанг вышли в 2003 и в 2004 году, ее стихи включены в антологии современной поэзии. Лена Элтанг — лауреат и финалист престижных литературных наград, в том числе Григорьевской премии, премии НОС (Новая словесность), Национальный бестселлер. Элтанг — автор трех романов: Побег куманики, Каменные клены и Другие барабаны. В настоящее время Лена Элтанг живет в Литве, Вильнюсе, где работает над новым текстом.
Читать полностью Свернуть текст

Книги автора

Другие барабаны

"Другие барабаны" Лены Элтанг - психологический детектив в духе Борхеса и Фаулза: грандиозное полотно, в котором криминальный сюжет соединился с мелодрамой, а личность преступника интригует сильнее, чем тайна преступления. Главный герой романа - Костас Кайрис – начинающий писатель, недоучившийся студент, которому предстоит влюбиться, оказаться замешанным в дело об убийстве, унаследовать фамильное состояние и попасть в лиссабонскую тюрьму. Костас живет в доме, который ему не принадлежит, скучает по другу детства, от которого всегда были одни неприятности, тоскует по отцу, который ни разу не показался ему на глаза, любит давно умершую красавицу-тетку и держит урну с ее пеплом в шляпной коробке. При этом он сидит в одиночке за преступление, которого не совершал, и пишет откровенные и страстные письма жене, которую последний раз видел так давно, что мог бы не узнать, приди она к нему на свидание. "Другие барабаны" - это плутовской роман нашего времени, говорящий о свободе и неволе, о любви и вражде, о заблуждении и обольщении, написанный густым живописным языком, требующим от читателя медленного, совершенного погружения и "полной гибели всерьез". Книга завершает трилогию, начавшуюся "Побегом куманики", который критики назвали лучшим русским романом за последние несколько лет, и продолжившуюся романом "Каменные клены", удостоенным премии "Новая словесность".

Читать полностью Свернуть текст
159 р.
на сайте litres.ru

Рецензии СМИ

Другие барабаны

Лена Элтанг. Другие барабаны

Костас Кайрис, родом из Вильнюса, сидит в португальской тюрьме за убийство, которое увидел на экране лэптопа, и пишет письмо-дневник, собирая его из виленского детства, негабаритного культурно-исторического багажа, лиссабонской комнаты с солнечным столбом посередине, горстей кириллицы, басен друзей на букву «Л», абрикосового варенья тетки Зои, с которой у них в Лиссабоне любовь была, — из крыжовника тоже варила: «начала в ноябре, месяца за два до смерти, варенье напоминало ей питерское лето, веранду, выходящую на озеро». Костас задается вопросом: «Какого черта я здесь делаю?», и чем меньше отвечает себе, тем важнее выходит текст.

Соблюдая формальности детективного романа и всеядного дневника, книга все-таки настигает, как влюбленность, то есть без определенных причин. Если не относить к причинам то, что частота употребления слова «всклянь» составляет два раза на 300 миллионов слов и один из них пришелся на эти 300 тысяч. Что в банках с абрикосовым вареньем находятся лимерики, а в смородиновых банках — записки, потому что «есть люди, которым легче процарапать пару петроглифов на обломке скалы, чем отправить человеку электронное письмо». Этому как-то сразу веришь. Вообще веришь в слова, поступки, память и впечатления персонажей Лены Элтанг, ранее написавшей «Побег куманики» и «Каменные клены». Такое нетипичное внутреннее устройство героев, как и слух, различающий «другие барабаны» Торо, не раздражают натяжкой, что бывает лишь с литературой высокого достоинства. Не симпатизировать героям, а именно доверять всему, так естественно происходящему с речью, как правило, затруднительно при весьма разборчивом, пусть и не слишком заносчивом письме. От «Барабанов» нет ощущения нарочитости, имитации сложности и антраша вокруг самой обыденной фальши. Письмо Элтанг вообще растворяет обыденность с ее грешками — топорной реалистичностью, идеализмом от безнадеги, всем тем, обо что расшибается желание перевернуть страницу. Разве что не замоленный слогом и ритмом грех — это «кофейники вместо сердца», подминающая фразу ученость, пресыщающая античными и модернистскими аллюзиями. И не нашедшая сил отказаться от неуклюжего взлома книжки в ученом же послесловии. Но задолго до того «золотистые дирижабли крыжовника висели в прозрачной гуще» совсем так же, как часто что-нибудь висит у Заболоцкого. И совсем как в жизни спасает то, что плотность истории непонятным образом окажется выше плотности героя, читателя, автора. И роман не провалится внутрь себя под собственным весом.

Тихон Пашков

Источник: odnako.org

Читать полностью
Другие барабаны

Лена Элтанг. Другие барабаны

В центре повествования «Других барабанов» лежит история дружбы и вражды двух мужчин: начинающего писателя, распродающего лиссабонское наследство, и режиссера порнофильмов, мечтающего снять шедевр артхауса. Рассказ ведется от лица первого — Костаса Кайриса. Сидя в камере-одиночке за преступление, которого не совершал, он пишет откровенные и пространные письма жене, которую видел в последний раз так давно, что забыл, как она выглядит. В письмах Костас вспоминает о доме, который ему не принадлежит, скучает по школьному другу, от которого всегда были только неприятности, тоскует по отцу, который ни разу не показался ему на глаза, признается в любви к давно умершей красавице-тетке, чей прах хранится у него дома в шляпной коробке, словом, бесконечно рефлексирует и перебирает самые разные воспоминания, кропотливо собирая их в единый, грандиозный событийный пазл.

Несмотря на наличие хитрого криминального сюжета, роман этот только «прикидывается» детективом. Главный предмет поиска в «Других барабанах» скрывается гораздо глубже вопросов о том, кто, кого, когда, как и почему убил. При этом Элтанг предусмотрительно создала сразу несколько смысловых уровней, позволяя читателю выбирать максимально комфортную для себя глубину погружения.

В наполеоновской армии «другими барабанами» называли сигнал к отступлению. И в романе Элтанг отступлений будет предостаточно. Он весь построен на мерцающей игре подтекстов: в размышления героя органично вплетены многочисленные аллюзии, скрытые цитаты, отсылки к античным философам, кельтскому эпосу, древнеанглийской литературе, древнейшим религиозным текстам. Ассоциации непринужденно порождают одна другую, заставляя русло повествования причудливо извиваться.

Источник: prochtenie.ru

Читать полностью