Мария Семеновна Галина

Писательница, критик и поэт Мария Семёновна Галина родилась в 1958 г. в Твери. Окончила биологический факультет Одесского университета, затем защитила кандидатскую диссертацию. Некоторое время работала по специальности в НИИ гидробиологии, занималась проблемами окружающий среды в Бергенском университете (Норвегия). Но в 1990-е годы целиком посвятила себя литературной деятельности. Работала в «Литературной газете», в настоящий момент — главный редактор книжного дайджеста «Библио-Глобус».
В печати дебютировала в 1982 г. с поэтическими публикациями в журнале «Юность» и в дальнейшем выпустила две книги стихов. В 1996 году состоялся дебют и в фантастике: под псевдонимом Максим Голицын вышел роман в жанре фантастического боевика «Гладиаторы ночи», за которым последовали и другие: «Время побеждённых», «Все источники бездны». Одновременно с этим М. Галина стала активно выступать в печати как критик-фантастовед и переводчик англо-американской НФ. В 2002–03 годах уже под своим именем опубликовала три книги фантастической прозы: «Покрывало Аваддона», «Прощай, мой ангел» и «Волчья звезда».
Читать полностью Свернуть текст

Рецензии СМИ

Медведки
На книгу Медведки

Исполнитель желаний

Какое место в нашей жизни занимают мечты? В чем их назначение и как они соотносятся с реальностью? Ответы на эти вопросы очевидны для индивида, сформированного в эпоху «Сумерек богов», — реальность это то, что мы видим, мечты служат ориентиром для наших действий, поэтому для того, чтобы человеку не сбиться с пути, мечты должны соотноситься с реальностью. Иначе говоря: «Мечтай о том, что существует». Роман Марины Галиной ставит под сомнение эти очевидности. Она, как фарфоровую тарелку, разбивает эти истины и из полученных осколков склеивает мифическую основу мира. Полученная картина таинственна и иррациональна, как и те существа, которые, подобно медведкам, выбираются из-под обломков очевидности.

Сеня Блинкин — неудавшийся писатель, живущий тем, что переписывает известные произведения, вводя в них в качестве одного из персонажей своих заказчиков. Клиенты высказывают свои желания, а он подбирает для них подходящий сюжет. Таким образом, он овеществляет мечту — выступает своего рода волшебником. Причем делает это достаточно убедительно, так как его заказчики потом «вспоминают», что действительно «с ними так и было». И тут появляется трещина в обыденной действительности нашего мира.

Если прошлое существует только в памяти, то реальна только та его часть, которую человек помнит или считает, что это событие с ним происходило. Более того, если прошлое определяет будущее, то, стоит изменить в памяти события, происходившие в прошлом, изменится и будущее. Ну чем не магия? Но, занимаясь магией, можно вызвать и настоящего монстра. Ахилл в виде бизнесмена Сергея Сметанкина появляется перед незадачливым волшебником Блинкиным.

Сеня, овеществляя мечты своих заказчиков, сам, в свою очередь, является негативной фантазией своего отца. Блинкин-старший мечтал иметь другого сына. Реальный сын ему не нравился, он считал его ничтожеством и в результате получил сына-неудачника. Сеня страдает от этой нелюбви отца, он хочет, чтобы все было по-другому, и в результате его желание сбывается. Когда к нему является Ахилл с просьбой сочинить себе биографию, наш герой сознательно выдумывает, а бессознательно рассказывает ему историю своей семьи. И чудо происходит. Сергей Сергеевич Сметанкин становится улучшенным Сеней Блинкиным.

Вообще в «Медведках» чертой, объединяющей всех персонажей, является зацикленность на себе. Они видят только то, что хотят видеть, мотивы других людей объясняют через собственные желания. Это как пятна Роршаха — одни видят в них бабочку, другие летучую мышь, а на самом деле это всего лишь пятна. Поэтому, когда в романе появляются мистические персонажи Ахилл и Геката, они воспринимаются как люди. И это происходит не потому, что боги хорошо маскируются, а потому, что люди не верят в богов. Специфика же Ахилла как мифического существа состоит в том, что он может абсорбировать желания людей, превращаясь в то, о чем они мечтают. В идеального сына, как в случае с отцом Сени, или во вновь обретенного сына, как в случае с госпожой Левицкой — еще одним персонажем романа. Взамен Ахилл забирает жизни. Он и дальше бы продолжал свой путь, собирая желания и оставляя трупы, но его останавливает собственная мать — Геката. Она забирает его обратно — туда, откуда он пришел. Собственно, сюжет об исполнении желаний — достаточно избитая тема фантастической литературы, поэтому сила романа не в ней, а в авторском переосмыслении роли желаний в человеческой жизни. Считается, что мечты служат положительной характеристикой человеческой личности. Человек с мечтой лучше человека без оной. Но возникает вопрос: а если мечта полностью завладевает человеком, он становится одержим ею, не уничтожит ли она самого человека? Мечта об идеальном сыне Блинкина-старшего разрушила жизнь реального сына. А погруженность в собственные фантазии Сени Блинкина привела его к отказу от мира реального. А может быть, погруженность в исследование хтонической сущности Ахилла привела к убийству Леонидом Ильичом Финке собственной жены, принесенной им в жертву Гекате и Ахиллу, а на самом деле никакого Ахилла и Гекаты не было, а был лишь сумасшедший с идеей фикс?

Этот вопрос автор оставляет открытым. Автор приглашает читателя домыслить и самому решить, что же было на самом деле. И это помимо прекрасного стиля увеличивает удовольствие от чтения и заставляет думать о «Медведках» и после прочтения романа.

Роман Анисимов

Источник: exlibris.ng.ru

Читать полностью
Медведки
На книгу Медведки

Мария Галина. Медведки

Мария Галина одна из немногих писателей, которые хорошо известны и любителям современной прозы, и фандому, и поэтическим кругам, и, наконец, экспертам, присуждающим литературные премии за крупную прозу. Творчество Галиной (исключая разве что критику) довольно сложно определить однозначно: то ли это фантастика, то ли самобытный магический реализм южного, малороссийского свойства, то ли реалистическая проза с допустимым количеством фантастических элементов. Не поддается однозначной идентификации и новый роман, «Медведки». Однако это вечное свойство прозы Галиной на сей раз точно не разочарует читателя. Причиной тому главный герой, он же рассказчик, — тот персонаж, которого, кажется, недоставало ранее книгам Галиной, чтобы производить мощное и цельное впечатление на читателя.

Семен Блюмкин — нелюдимый мужчина средних лет, мизантроп, домосед с неврозом, который не позволяет ему есть на людях. Он снимает дачу у приятеля в причерноморском городе, выдавая себя за писателя Тригорина. На самом же деле жить с отцом в хрущобе герою не позволяет другая работа: выполняя заказ клиентов, состоятельных людей, захотевших прочитать книгу о своей жизни, Блюмкин переписывает классику литературы и бестселлеры, вставляя заказчиков в текст в качестве персонажей. Однажды к нему приходит очередной клиент, но выясняется, что заказ необычный. Вместо переписывания классики бизнесмен-детдомовец Сергей Сметанкин просит героя придумать ему биографию: составить архив семейных фотографий, подобрать реликвии никогда не существовавших предков, нарисовать семейное древо... Блюмкин нехотя берется за работу. А через некоторое время оказывается, что Сметанкин собирает в лучшем городском ресторане несколько десятков «родственников» со всей страны, чтобы дать ужин в семейном кругу. В числе приглашенных оказывается и отец Блюмкина — у героя со Сметанкиным тоже оказались родственные связи. Вдобавок ко всем проблемам Блюмкина на его дачу заявляется Рогнеда — девушка-гот, считающая себя дочерью (настоящей) Сметанкина, а затем героя в приемную вызывает влиятельнейшая в городе дама — биологическая мать бизнесмена, умирающая от рака... Любовная линия, придуманная семейная драма Сметанкина и настоящая трагедия Блюмкина, по-гоголевски смешная сцена в ресторане и неожиданная развязка истории самозванца-бизнесмена... Где же фантастика? — спросит читатель. И при чем тут вынесенные в заглавие медведки?

Блюмкину все время кажется, что кто-то скребется в его доме, под кроватью и за креслом, но это подается как следствие его в целом настороженного, подозрительного отношения к миру. Леонид Ильич Финке, сосед по даче, с которым Блюмкин поначалу через силу, а потом все с большим интересом общается, — археолог, одержимый идеей о дремлющем в водах Черного моря хтоническом существе Ахилле. Эта линия дана в диалогах, напоминающих беседы учителя и ученика у раннего Пелевина (скажем, в «Жизни насекомых»). В этих диалогах теоретически декларируется проницаемость границы между разными мирами, но не слияние их в один. И когда ближе к финалу некоторые герои оказываются материализацией мифологических сущностей (любимый прием автора), читатель узнает об этом со слов Финке, которого уводят милиционеры: сумасшедший ученый принес в жертву Ахиллу собственную жену.

Кирилл Гликман

Источник: openspace.ru

Читать полностью
Медведки
На книгу Медведки

Хаос шевелится

Два эпиграфа к новому роману Марии Галиной «Медведки» — языческий наговор о пробуждении усопших и словарная статья о насекомых, выползающих только ночью, — грозно предупреждают: рано или поздно рванет.

Хотя начинается все с мирного описания меланхолического существования Семена Александровича Блюмкина, писателя-неудачника, живущего где-то у самого синего моря в доме уехавшего приятеля. Писатель зарабатывает на хлеб необычным способом: переписывает для клиентов подростковые книги, делая их героями Толкиена и Конрада, которые то ищут вместе с хоббитами заветное кольцо, то бесстрашно сражаются с морской стихией. Кое-что из далекого прошлого своих клиентов Семен Александрович чудесным образом угадывает, но главное, эти «ремейки» обладают целебной силой — после чтения плечи у его не слишком уверенных в себе посетителей расправляются, а обиженный мальчик, сидящий внутри каждого, растворяется навсегда.

Но однажды к Блюмкину приходит настоящий безумец. Он, бывший детдомовец, а ныне успешный предприниматель в области строительного бизнеса, просит придумать ему семью. Семен Александрович почти против воли соглашается. И тогда из старых семейных фотографий неведомых людей начинает расти и ветвиться роскошное генеалогическое древо. Вскоре условный сын этого виртуального полка, Сергей Сметанкин, приглашает «родственников» со всей России на роскошный пир. Вот только к встрече со своей матерью он оказывается не готов. «Чем я его могу не устроить? Как мать?» — «Тем, что вы настоящая». Вот оно, слово-ключ — «настоящая»! Именно оно прошивает весь текст. «У Сметанкина хорошие предки. Жизнеспособные, сильные. А у меня так себе. Потому что настоящие». Своя, «настоящая», жизнь, собственные родные тоскливы, как затяжной осенний дождь, и никого не устраивают. Оттого-то герои романа и бегут сломя голову — к хоббитам, к воображаемым семьям, в миф. Этой понятной морали было бы вполне довольно честному реалисту, но не Марии Галиной, всегда предпочитающей заглянуть в зазеркалье.

И «медведки» все-таки выползают — глухо бьющая под ногами хтоника разламывает и под конец затапливает повествование. До поры до времени непонятно к чему идущие беседы Блюмкина с ученым соседом-археологом о Гекате и Ахилле — которого все помнят уже очеловеченным, гомеровским воином, между тем как изначально это жуткий «бог мертвых», живущий на дне морском, — к финалу обретают плоть и смысл, мифологические чудища оборачиваются прототипами героев.

Однако хаос в «Медведках» начинает оживать не сам по себе, «уснувшие бури» неосторожно будят люди. Роман Марии Галиной еще и об этом — о том, что любую реальность запросто можно заклясть, заговором, наговором, силой воображения, слишком отчаянной мечтой, и даже самая невинная интеллектуальная, литературная или психологическая игра может привести к непредсказуемым последствиям.

Не читайте «Медведок» в полнолуние.

Майя Кучерская

Источник: Ведомости

Читать полностью

Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам