Томас Пинчон

Пинчон Томас — американский писатель XX века. Появился на свет в штате Нью-Йорк 8 мая 1937.

Получив среднее образование, Томас поступил в университет Корнелл на отделение прикладной физики, однако на втором курсе оставил учебу и служил в военно-морском флоте. По возвращении из армии Томас продолжил свое обучение, но уже на отделении английской литературы. Незадолго до окончания университета Пинчон опубликовал свой первый рассказ «Мелкий дождь» (The Small Rain) в студенческой газете Cornell Writer.

С 1960 на протяжении двух лет года Томас работал в компании Boeing в качестве специалиста по технической документации и стал автором статей по безопасности для зенитной ракеты Bomark. Опыт работы в Boeing положил основы для его романа «Радуга земного тяготения» (Gravity’s Rainbow), вышедшего в 1973 году.

Однако популярность к писателю пришла раньше — в 1963 году, когда увидел свет роман Томаса Пинчона «V.». Роман принес автору не только известность, но и премию Уильяма Фолкнера за лучший дебют.

В скором времени Томас Пинчон переехал в Калифорнию и был подвержен влиянию контркультур хиппи и битников. В середине 1960-х годов Пинчон испытывал творческий кризис, и в 1965 отклонил приглашение Стэнли Эдгара Хаймана стать преподавателем литературы в колледже Беннингтона. В 1966 году был опубликован второй роман молодого писателя «Выкрикивается лот 49» (The Crying of Lot 49), также имевший успех и получивший премию фонда Ричарда и Хильды Розенталь. Роман «Винляндия» (Vineland), опубликованный в 1990 году разочаровал критиков и поклонников Томаса Пинчона. Однако известный американский критик Гарольд Блум назвал Томаса Пинчона одним из величайших писателей своего времени.

В настоящее время писатель проживает в Калифорнии, отказывается от общения с журналистами и участвует в озвучке некоторых мультфильмов, в частности озвучивал самого себя в нескольких эпизодах «Симпсонов».

Читать полностью Свернуть текст

Отзывы

Радуга тяготения

Особый случай

Эту книгу ждали многие, и ждали долго. Уверен, что многие полюбили ее заочно. Впрочем, ничего удивительного - без этой книги немыслима карта литературного пространства XX века. После мощнейшего, блистательного дебюта, зачастую наступает затяжное молчание, своего рода  "синдром первой книги" - повторить успех авторы зачастую не могут, или, как в случае с Сэлинджером - не хотят. Но Томас Пинчон - особый случай. Нельзя сказать, что он "стремительно ворвался" в литературу, вовсе нет. Он совершенно спокойно вошел в нее, уверенной походкой, и выдал миру свой первый роман "V", книгу, не имеющую аналогов. Когда нет аналогов, то можно провести параллели - в 1963 году, Пинчон сделал с литературой то, что в 1939 году с ней сделал Джеймс Джойс - он изменил представление о литературе как таковой. Были смещены акценты, была проведена полная деконструкция романа как жанра. Сам жанр уже не мог быть прежним, после того, как он родил на свет "Улисса". Но и тут Пинчон - особый случай. Его роман революционен не по форме, а по содержанию - искажение логики повествования и иррациональные образы вбрасывают читателя в сюрреалистичный мир, который не является вымышленным, но и реальным его назвать сложно, это скорее причудливое отражение в кривом зеркале. Книга произвела ошеломляющий успех - никому неизвестный автор мгновенно вошел в авангард мировой литературы. А потом наступило десятилетнее молчание. Мы можем закрыть глаза на то, что в промежутке выходила книга "Выкрикивается лот 49", это не более чем набросок того, что Пинчон создаст позднее.

"Радуга тяготения" - это эпос без размаха и серые будни немыслимого мира, книга, безусловно, фантастическая, но ее реализм потрясает. Пересказывать сюжет бессмысленно: кто-то скажет, что книга - про войну, кто-то, что это манифест пацифизма, много и таких, которые утверждают что это своего рода дневниковые записи, фиксирующие наркотические путешествия автора. Все это не то. Потому что Пинчон - особый случай. Возможно, мы сможем кое-что понять о книге, если обратимся к биографии автора, а она интересна, прежде всего, тем, что в ней нет ничего интересного вообще. Вроде знаем, когда родился, есть пара юношеских фото. Все. Пинчон - чистый писатель в том плане, что его жизнь никак не отображается на произведении, это чистая литература - личность автора не влияет на книгу. "Радуга тяготения" - это не фантастика и не реализм, это не роман и не проза, это уникальное литературное произведение, которое вобрало в себя все, при этом не став суммой частей.  

Спустя 39 лет после выхода в свет, книга, наконец, стала доступна русскому читателю, истосковавшемуся по сильной, энигматичной литературе.

Читать полностью

Рецензии СМИ

Внутренний порок

Томас Пинчон. Внутренний Порок.

О чем: Калифорния, рубеж 1960-1970-х, частный детектив Ларри «Док» Спортелло оказывается втянут в странную историю, которая может завести его очень далеко. Формально это триллер, но сюжет явно на втором плане. На первом — крутые диалоги и черты времени, а также медленно накатывающая паранойя.

Автор: родился в 1937 году, учился в Корнелльском университете, c перерывом на службу во флоте. Писательскую карьеру начал в 1959 году, самые известные романы — «V.» (1963), «Радуга земного тяготения» (1973), «Вайнленд» (1990). Большую часть жизни провел затворником, что, естественно, подогревает интерес к его фигуре.

Зачем читать: «Внутренний порок» американские рецензенты назвали самым простым романом Пинчона, так что знакомство с творчеством культового писателя лучше начинать именно с него.

Цитата: «Но позже, часа в три ночи, в четыре, в какой-то такой безрадостный час Док напрочь забыл свое давнее облегчение и помнил только, до чего он испугался. Почему он машинально решил, будто где-то бродит что-то — и может так легко отыскать его родителей и угрожать им? По большей части в таких случаях ответ бывал: „Ты просто параноишь“. Но при его работе паранойя — инструмент ремесла, она тебя направляет туда, куда не пришло бы и в голову пойти».

Константин Мильчин

Источник: vedomosti.ru

Читать полностью
Радуга тяготения

Томас Пинчон. Радуга тяготения

Роман века переведен титанами Грызуновой и Немцовым. Случилось это через сорок лет после того, как он был написан. Опозданием притом не выглядит. Все, кто знал и умел, прочли в свой час в оригинале, стали Пелевиными или Сорокиными, в крайнем случае Дэнни Бойлами.

Пинчону — 75, он из поколения Леннона и Битова. Жив, хотя давно никто не видел ни его самого, ни его свежих фото. Одну из премий отправил получать вместо себя малоизвестного комика. Было бы странно, если человек, способный к такому письму, ходил бы на литературные вечера, раздавал интервью и премиальные, позировал для обложки Time. Номенклатура отдельно, фетиши отдельно. Фетишисты собирают и разбирают вселенные Пинчона, издатели публикуют путеводители по его книгам, хотя он никакой не фантаст, а «Радуга тяготения» помещена в, казалось бы, хорошо изученный исторический период и понятную карту. Конец Второй мировой, опережая звук, летят немецкие ракеты Фау-2. Несколько сотен персонажей заняты на производстве сложного событийного процесса книги. Блеснут — и пропадают в чешуйчатом расслоении историй. Первоначально роман назывался «Бездумные удовольствия». Уйдя из заглавия, но так или иначе оставшись в книге, удовольствия из бездумных стали неочевидными.

Садизм на грани порно, сложносочиненные немецкие слова-фразы, параноидальное поведение, правительственный контроль, сектантство, эзотерические практики, паранормальная активность, остатки крушений увязаны в шпионский роман: американец Ленитроп разведывает в Европе технологии рейха и апокалипсиса. Все происходящее на семистах страницах умещено в момент разрыва ракеты, как в кино с его флешбэками, растянутыми на столетия. Спектр умонастроений, уловленных магнитным полем пинчоновского письма, захватывает те же сорок лет к нам опоздания: дегенеративные 30-е в самом соку смешаны с депрессивными 70-ми в самом посткумаре. Отыскиваются и пророчества, потому опоздание не засчитывается.

Несмотря на традиции больших романов и паранойю времени сочинения книги, Пинчон, в общем, не унывает. За бодрость — скорость текстового потока, имена персонажей, аббревиатуры бюрократических подразделений — АХТУНГ (Администрации Хозяйственно-Технических Управлений НордГермании), ПИСКУС, ГАВ. Персонажи, бывает, запевают, будто Пинчон транспонирует в письмо великий американский мюзикл, в коем можно при желании угадать прообраз того текста, зовущегося мирозданием. О красоте «Радуги» ясно говорит ее присутствие в настоящем, вся она гнута-выгнута глагольной мышцей настоящего времени. И это как-то связано с основным парадоксом «запаздывания» романа: приближение его зачинщицы, смертоносной Фау-2, слышится только после взрыва.

Тихон Пашков

Источник: odnako.org

Читать полностью
Радуга тяготения

Важнейшая книга ХХ века впервые вышла на русском

Легендарный роман Томаса Пинчона «Радуга тяготения», который называют ветхим заветом киберпанка, впервые вышел в русском переводе — с огромным опозданием в 40 лет. Эту книгу считают одним из самых важных произведений прошлого века.

В издательстве «Эксмо» вышел роман многократного номинанта на Нобелевскую премию Томаса Пинчона «Радуга тяготения».

Культовый постмодернистский роман Пинчона с запутанным сюжетом и множеством персонажей повествует о поисках особого приспособления для ракеты «Фау-2».

Под влиянием «Радуги»

«Итак, у нас в руках первый качественный перевод Пинчона, — пишет писатель и журналист Сергей Кузнецов в обзоре для Сolta.ru — и главная проблема в том, что мы читаем роман через сорок лет после его написания. Список авторов, испытавших влияние этого текста, столь огромен, что значительную их часть мы уже получили по-русски: можно назвать „Иллюминатов!“, которых авторы переписали после выхода „Радуги...“, можно — „Маятник Фуко“, открывший русскому читателю конспирологический взгляд на историю ХХ века, а можно — множество других книг, от Переса-Реверте до Уильяма Гибсона и Нила Стивенсона (неслучайно Тимоти Лири назвал „Радугу тяготения“ ветхим заветом киберпанка)... можно говорить о комиксах Алана Мура или ранних рассказах Виктора Пелевина — так или иначе, большая часть пинчоновских идей и концепций нам уже хорошо знакома». Критик проводит аналогию с тем временем, когда на русском вышел «Улисс»: «Этот пример вселяет надежду, потому что вот уже двадцать с лишним лет, как „Улисс“ существует на русском языке, и любой, кто интересуется литературой ХХ века, имеет возможность начать именно с него, а не с Кобо Абэ или Хулио Кортасара, и точно так же молодой русский читатель нового тысячелетия имеет теперь возможность узнать, что постмодернизм — это не культурологические игры Умберто Эко или литературные упражнения Владимира Сорокина, а великий роман Томаса Пинчона, наполненный отчаянием, шумом, яростью, болью...»

Левые идеи Пинчона

«Пинчон — настоящий американский шестидесятник, почти что сверстник нашего Василия Аксенова. Его шестидесятничество неожиданно заметно в „Радуге тяготения“, романе, большая часть действия которого происходит в Европе и Англии 1944–1945 годов. Именно от шестидесятых годов в „Радуге тяготения“ те идеи, которые мы сегодня описали бы как „левые“ или „антиглобалистские“: сращение транснациональных корпораций с государством, апология анархизма, теории заговора, секс, наркотики и психоделия, а также — противостояние „Им“, то есть бюрократической Системе, в равной степени включающей в себя нацистскую Германию, Советский Союз или корпоративную Америку», пишет Сергей Кузнецов.

Этот свод идей делает роман Пинчона актуальным. Но, отмечает критик, «Радугу тяготения» делают великим романом не политические взгляды автора, а что-то другое. «Можно сказать, что, подобно „Моби Дику“ или „Улиссу“, „Радуга тяготения“ — это роман-энциклопедия, — пишет Кузнецов. — И как всякий удавшийся роман-энциклопедия, всякий „роман обо всем на свете“, он в огромной степени засасывает в себя жизнь читателя».

Пока летит «Фау-2»

Говоря о сходстве «Радуги» и «Улисса», писатель Владимир Цветков в обзоре для Сolta.ru отмечает необычную временную организацию материала в обеих книгах: «Улисс», несмотря на многие сотни страниц, выстроен как описание одного-единственного дня в жизни главного персонажа, дублинского жителя Леопольда Блюма.

В этом смысле Пинчон пошел настолько дальше, что не оставил места для соперников: действие не менее увесистой «Радуги», согласно одному из возможных толкований, занимает всего несколько секунд с момента, когда Пират Прентисс, один из персонажей, слышит звук подлетающей к Лондону ракеты «Фау-2», и до момента ее приземления и взрыва, а все, что происходит в «промежутке», — лирические отступления, экскурсы в прошлое и побочные ходы сюжета, если вообще есть смысл говорить о магистральном сюжете.

Источник: e-news.com.ua

Читать полностью

Цитаты

Все цитаты (13)