Джулиан Барнс

Джулиан Патрик Барнс родился 19 января 1946 года в Лейчестере (Великобритания). В 1957-1964 годах учился в городской лондонской школе, затем, в 1968 году, с отличием окончил оксфордский колледж «Магдалена». Три года в качестве лексикографа принимал участие в издании дополнительных томов «Оксфордского английского словаря». В 1977 году Джулиан Барнс стал обозревателем и литературным редактором «New Statesmen» и «New Review», а в 1979-1986 годах был телевизионным критиком в «New Statesmen» и «Observer». С 1990 года он сотрудничает с журналом «New Yorker».

В 1980 году вышли первые книги Джулиана Барнса: под псевдонимом Дэн Каванах был напечатан криминальный роман о частном детективе «Даффи» (продолженный еще несколькими книгами), а под своим именемон опубликовал роман «Метроленд», удостоенный премии Сомерсета Моэма. Широкую известность писателю принесли романы «Попугай Флобера» (1985), «История мира в 10 с половиной главах» (1989), «Дикобраз» (1992). Среди последних книг Барнса — романы «Англия, Англия» и «Любовь, и так далее».
Читать полностью Свернуть текст

Отзывы

Уровни жизни
На книгу Уровни жизни

Уровни жизни

Читая какую-либо книгу, пожалуй, любой человек пытается понять, откуда растут ноги у написанного. Что реально, а что вымышленно, что взято из воображения автора, а что из его личного жизненного опыта, где и как мысли или позиция литературного героя пересекаются или вторят мыслям или позиции автора. И читая другую книгу Барнса "Предчувствие конца", я всё гадал – не о себе ли писал Джулиан, не реальна ли та история, что описана им в романе? Ведь возраст главного героя книги, от лица которого Барнс ведёт повествование, практически совпадает с авторским. Но, как выяснилось вскоре, история любви Барнса другая и, возможно, более трагичная – во многом оттого, что реальная. Именно о ней в частности он и рассказывает в своей книге-эссе "Уровни жизни".
Я начал читать её, когда сам, как и Барнс, пережил потерю. Не стало моего большого друга, учителя и наставника, человека доброго и бескорыстного, с большим сердцем. Она ушла неожиданно, для меня это был настоящий удар. Я ходил к ней в гости едва ли не каждую неделю, мы общались, созванивались и списывались, дарили друг другу подарки и откровения, она давала мне ценные советы и вселяла надежду своим голосом и улыбкой. И вдруг в один момент всё это навсегда кончается – инсульт, больница и смерть.
Истерики, внутренние переживания и бессоные ночь сказались на моём здоровье, на нервах. Я перестал смотреть рекламу и отказался от употребления молока и яиц, дабы очистить сознание от всех негативных и губительных мыслей, но это мало помогало. В конце концов, мне в руки вовремя попала эта книга. И отчасти она помогла мне.
В "Уровнях жизни" Барнс рассматривает скорбь, боль и утерянную любовь сквозь призму истории фотографии, истории воздухоплавания, истории нескольких известных личностей и их избранников. Автор так умело и органично сплетает всё это между собой, что невольно удивляешься его таланту.
Книга состоит из трёх частей и в первых двух Барнс пишет о трагических историях любви исторических личностей – таких, как, например, Сара Бернар и Надар, а также о воздухоплавании и фотографии. Лишь в третьей части автор переносит на бумагу свои собственные переживания, воспоминания и чувства. Барнс искренен на протяжении всей книги, но в первых двух частях его искренности негде проявиться, зато в третьей её сполна. И вот оно - то, чего я искал, читая его предыдущую книгу, – его история, его жизненный опыт.
Жена Барнса сгорела от рака за пару десятков дней после постановки рокового диагноза. Джулиан потерял вечного спутника, союзника, друга, собеседника, своего литературного агента, свою поддержку и опору. Нужно было жить дальше, но не хотелось. Что говорили и предлагали ему окружающие после её смерти, как он пытался справиться с болью от потери, как поддерживал с ней мифическую связь, как общался и проводил с ней время во снах – обо всём этом Барнс рассказывает предельно честно, откровенно, без фальши и мишуры. По Барнсу потеря близкого человека, потеря любви - это ещё и потеря высоты, как в воздухоплавании. Падение с той самой высоты, на которую человека поднимает любовь. Ведь, как пишет Барнс, "в каждой истории любви скрыта будущая история скорби".
И эта книга, стоит сказать, ни в коем случае не является пособием по преодолению скорби. И если вы начнёте читать её, надеясь найти в ней ответ на то, как унять свою душевную боль, то вряд ли удовлетворите своё в этом желание. Но. Читая строки, написанные Барнсом, приходит драгоценное и вполне себе ясное осознание того, что ты не один в своём горе. И писатель Джулиан Барнс прямо сейчас, в эту минуту, пока ты читаешь его книгу, продолжает, как и ты, учиться жить без родного человека, без жены, несмотря на годы, прошедшие с момента её смерти.
Книга сложна для прочтения, во многом потому, что наполнена метафорами, датами, именами, терминами и просто сложными словами. Конечно, наиболее интересной мне показалась третья часть, но без первых двух она не имеет столь значительного веса, столь глубокого смысла и столь очаровательного шарма.

Итог: после неё у меня на сердце стало чуть полегче, а также возникло желание вновь поговорить с Барнсом, с этим мудрым, эрудированным, тихим и печальными человеком, через другие его книги.
Однозначно советую к прочтению.

Читать полностью
Предчувствие конца

«Предчувствие конца»

     Прочитала «Предчувствие конца» Джулиана Барнса, за этот роман автор получил Букеровскую премию. Впечатления остались скомканные и невнятные. Смысл и идея романа как-то от меня ускользнули. Это не первое произведение Барнса, что я прочитала, но единственное, оставившее странную пустоту и недоумение.
     Стиль повествования груб и прост. Начало едва не заставило захлопнуть книгу, но решив, что автор грубостью фраз просто внимание привлекает, чтение все-таки продолжила.
     Могу предположить, что книга получила престижную премию и была издана в серии «Интеллектуальный бестселлер» что бы читатель почувствовал себя идиотом, пытаясь отыскать смысл там, где его нет.
     Есть, конечно,  маленький шанс, что смысл, всего романа Барнс раскрыл в двух строчках:  «…мы считали, что томимся в каком-то загоне, и не могли дождаться, когда нас выпустят на волю. А когда настанет этот миг, наша жизнь — и само время — понесется стремительным потоком. Откуда нам было знать, что жизнь как-никак уже началась,… и …. если нас куда-то и выпустят, то лишь в другой загон, попросторнее,…», но это же слишком просто! Мы же это и без Барнса знали!))))
     Совершенно непримечательный герой, в общей серой массе, его не отличить от тысячи таких же: учился, женился, дочку зачал, а после развелся. Кажется, в его детстве были друзья, а в юности большая любовь, только где-то все по жизни потерялось.
Роман разделен на две части, в первой детство и юность, а во второй длительная остановка, без возможности перемен – именно её можно назвать предчувствием конца. В первой части ожидание, во второй осмысление и размышления о том, что не сбылось. Очевидно, что герой изменился, но не слишком очевидно, что повлияло, если его жизнь обычно-типичная? Изменился, просто повзрослел и растерял мечты? Изменился, мимикрируя под окружающее пока срастался с тесной шкурой?
     История с самоубийством Адриана какая-то странная, история с дневником и расчетами в нем непонятная. Но именно эти истории становятся якорем, за него и цепляется главный герой, пытаясь осмыслить свою жизнь…
     Причину разрыва с Тони Вероника не объясняет, наверно, автор надеется, на то, читатели догадаются, а если нет, то эту причину выдумают самостоятельно.… В общем, повторюсь, смысл и идею найти не удалось)

     Как и все книги из серии «Интеллектуальный бестселлер» (в формате мини), «Предчувствие конца» удобно брать с собой, так как книга мобильная и практически не занимает места. Оформление привлекательное. Малый формат, твердая обложка, плотные страницы, четкий шрифт читать одно удовольствие.

Читать полностью
Предчувствие конца

Время

"Память в конечном итоге сохраняет не только увиденное".
"Время. Оно замедляется под воздействием одних чувств, разгоняется под напором других, а подчас вроде бы куда-то пропадает, но в конце концов достигает того предела, за которым и в самом деле исчезает, чтобы больше не вернуться".
"Что может быть убедительнее секундной стрелки?".

Я давно засматривалась в магазинах на эту книгу. Даже сегодня в период гаджетов и смартфонов, порой кажется что может быть удобнее сотового телефона и закаченные в ней благодаря карте памяти десятки любимый новинок. Но нет, удобнее может быть и книга бумажная, особенно, если это серия "Флипбук". Она маленькая, с тонкими страничками, которые очень удобно перелистывать одним пальцем, держать книгу в руке, освободив таким образом вторую руку для того, чтобы, например, держаться за поручень в метро-автобусе-трамвае.
Хорошо еще и то, что качество книги не уступает твердому переводу, потому как так же качественно и крепко прошита, а не склеена.
Единственный минус (для некоторых читателей) это мелковатый шрифт. И не поверите, серия издается не в сокращенном издании. В ней выходили такие шедевры как "Война и мир" и "Унесенные ветром", современный собрат гаджета.

В данной книге очень интересная история раскрывается. Немного запутанная, но в ней так много умных выражений, что хотелось прямо постоянно записывать за автором.
Особенно, мне понравилась мысль автора о памяти человеческой - он пишет о том, что каждый из нас запоминает одно и то же событие совершенно по разному. Память избирательна и каждый все воспринимает по своему.
Кто-то запоминает цвет, кто-то форму, а кто-то помнит лишь свои ощущения.
Книга в целом хороша, но может статься она будет понятна не всем. А еще я бы призналась в том, что вряд ли ее поняла бы, если бы прочла в другое время. Такое же можно сказать о "Есть, молиться, любить".
И то и другое шедевр, раскрывающие границы привычного.

Читать полностью
Предчувствие конца

Конец

Не очень хорошо у меня складывается с современной литературой, ибо не всегда мне понятно, а в чем был смысл книги.
И волей случая, так сложилось, что именно подобное вышло у меня с данным произведением. Читалось оно легко, быстро и совсем не "давило" на мозг. Но вот глубокого смысла я не смогла там обнаружить.
Единственное хотелось бы отметить, то что написано оно и вправду отлично. На протяжении всей книги кажется, будто ты читаешь не художественное произведение, а чей-то дневник с воспоминаниями. Определенно это огромный плюс.
Но сама идея... да, не всем в жизни везет, не у всех она складывается гладко. Очень жаль было сына Адриана и главного героя, ведь он в порыве юношеской злости высказал мысль, что его ребенок с проблемами. Узнав, что так и случилось, главный герой точно будет винить себя в том, что как-то повлиял своим злым пожеланием и будет корить себя до конца своих дней.
В книге отлично показано, что делает время с школьной дружбой. Как оно бессердечно убивает отношения, и всё остается в прошлом, в  воспоминаниях.
Не назвала бы произведение шедевром, но прочитать его стоит.

Читать полностью
Дикобраз
На книгу Дикобраз

Прошлое не изменишь...

   Книгу «Дикобраз» Джулиана Барнса взяла почитать в библиотеке. Мне понравился небольшой формат и твердая обложка. Серия книг интеллектуальный бестселлер очень интересна и многообразна. А вариант этой серии "мини" еще и очень удобен и мобилен.
Прочитать "Дикобраз" с первого захода не удалось, начала читать и отложила в сторонку. Книга легкая по весу, но тяжелая по содержанию. Но, все таки я ее прочитала))
   Могу сказать, что книга мне не очень понравилась. Показалась, скучной и неинтересной, да и сюжет как-то не затронул. Хотя  ведь видела, обложку и могла догадаться, что читать придется про коммунизм-социализм)) Надо сказать, что судебный процесс, состоящий из надуманных обвинений похож на хорошо поставленный спектакль.. хотя почему похож? Спектакль и есть. Бывший президент говорит довольно интересные вещи, однако, хорошо чувствуется негативное отношение автора к странам соцлагеря. В этой повести есть высказывания, с которыми я полностью согласна, хотя большинство утверждений весьма спорны.
   Хотя в тексте, страна, где происходит действие, выдумана, но такие события могли происходить где угодно.

   Вывод: даже разломав все памятники, прошлое не изменишь... и будущее не построишь.

Читать полностью
Метроленд
На книгу Метроленд

Метроленд

Книга очень понравилось. Метролэнд- город, в котором люди хотели изменить мир. На протяжении книги мы прослеживаем жизненный путь главного героя Кристофера Ллойда от школьного возраста до солидного. Мы видим его успехи и падения, его сомнения на перепутье и осознаный выбор. Действие книги происходит в 60 -е годы с характерныи чертами твой эпохи (читатели того времени могут понастальгировать).

Чем старше становится Кристофер, тем размереннее и унылее становится его жизнь. Хотя и в реальности, наверное, это так. Будучи маленьким он обладал живым характером. Обретая спокойное семейное счастье Кристофер до конца жизни остается любящим отцом, хорошим мужем и находит успех в профессии редактора, а вот его друг Тони Барбаровски идет по наклонной.

Читать полностью

Рецензии СМИ

За окном
На книгу За окном

Аплодисменты смельчакам

Букеровская премия — своего рода пропуск в высшее общество: книги лауреатов поспешно экранизируют и переводят на разные языки, а сам автор может позволить себе вольности, например издать книгу в духе «мои любимые писатели». Барнс поступил именно так, его публицистическое «за окном» написано умно и тонко, исключительно для себя, а не чтобы угадать топ-10 любимых публикой авторов. Для русскоязычного читателя здесь и вовсе могут быть незнакомые имена: ту же обладательницу Пулитцеровской премии Эдит Уортон, что жила в эпоху до второй мировой войны, на русском стали издавать совсем недавно. Малоизвестен и Шамфор, которого боготворил Ницше и читал Пушкин, позволяя Евгению Онегину делать то же самое. Вообще неизвестна Пенелопа Фицджеральд, её единственное издание на русском в разряде букинистических редкостей. Так что нет, Барнс не применял маркетинговые приёмы для написания книги в угоду публике.

Однако есть и знакомые лица в этом сборнике писателя о писателях. Трудности перевода «Мадам Бовари», соперничество «Хижины дяди Тома» и произведений Вирджинии Вулф, литературная дерзость, а также Мишель Уэльбек с грехом отчаяния — вот темы, которые занимают Барнса. Его эссе выходят за пределы «мне понравилось, потому что...», он копает глубже каждый раз, когда речь идёт о золотоносной жиле, об одном из авторов, что его вдохновляют. Поэтому о Киплинге нам расскажут через Францию. Да, не самое очевидное сочетание. Киплинг и Индия — привычно. Киплинг и Англия, Киплинг и Британская империя, Киплинг и Южная Африка, Киплинг и Соединённые Штаты — понятно. Однако Франция, которую он изъездил вдоль и поперёк, о которой так много писал в не опубликованных ещё дневниках, Франция, где он и трёх дней не мог провести инкогнито, — это совсем другое дело. Усаживайтесь поудобнее, вам сейчас всё расскажут.

О Хемингуэе и Апдайке, о человеке, спасшем французскую старину, о Трафальгарском пудинге. Получилось сильнее, чем аналогичное у Бегбедера. Не так весело, как у Гениса, зато очень по-европейски. Взгляд знаменитого английского автора за окно собственного кабинета. Интересно ведь, кто из писателей высоко котируется на Британских островах.

«Из-за его славы было трудно сохранять анонимность поездок по Франции. Родные Киплинга рассказывали, что они не могли оставаться в одном месте больше трёх дней без того, чтобы личность писателя не оказалась раскрыта. То солдат пристанет к нему на улице и потащит в офицерскую столовую, то священник сделает из посещения им церкви целое событие, а на третий день разговор с мэром грозил городским приёмом; так что им всем приходилось бежать».

Ирина Распопина

Источник: vsp.ru

Читать полностью
За окном
На книгу За окном

Non-fiction

О чем: сборник эссе Джулиана Барнса о писателях. Среди героев Джордж Оруэлл, Эрнест Хемингуэй, Редьярд Киплинг, Форд Мэдокс Форд. У каждого эссе есть своя тема, например, в случае с Киплингом Барнс рассуждает о его взаимоотношениях с Францией, но практически все тексты имеют сквозную тему — как писатель сам формирует свой образ.

Автор: родился в 1946 году, окончил Оксфорд, работал критиком, с 1977 года пишет книги, в 2011 году получил Букеровскую премию.

Зачем читать: Барнс-прозаик в России известен хорошо. А вот его критические работы на русском языке были недоступны, при этом литературовед он, как выясняется, отличный.

Три факта, которые можно узнать из книги:

1. Одно из эссе посвящено работе Проспера Мериме на посту главного инспектора исторических памятников Франции. Барнс пишет, что больше всего Мериме выводила из себя неумелая реставрация: «Ни иконоборческая ярость протестантизма, ни глупый революционный вандализм не причинили такого ущерба, как безвкусица восемнадцатого и девятнадцатого веков, — утверждал Мериме. — Варвары оставляли хотя бы руины; так называемые специалисты по восстановлению оставили после себя лишь свои жалкие потуги».

2. Первый перевод на английский «Госпожи Бовари» был выполнен почти сразу же после выхода оригинала Джульет Герберт, гувернантки племянницы Флобера. Сам Флобер считал этот перевод идеальным, однако он не имел успеха.

3. В 2000 году были обнаружены записные книжки Киплинга, которые тот вел во время путешествий по Франции. Киплинг дотошно фиксировал качество отелей, чистоту туалетов, цены в ресторанах. «Не стоит забывать, что этот ревизор туалетов и почтовых ящиков всего за четыре года до этого получил Нобелевскую премию по литературе. Однако это не усмирило его безжалостного бытового любопытства», — иронизирует Барнс.

Константин Мильчин

Источник: vedomosti.ru

Читать полностью
Попугай Флобера

С отвисшими усами

«Шестеро североафриканцев играют в шары под статуей Флобера. Звонкие удары перекрывают глухой ропот уличной пробки. Коричневая рука посылает вперед серебряную сферу — прощальным, ироничным, ласкающим движением пальцев. Шар приземляется, тяжело подскакивает, прочерчивает борозду в медленно оседающей твердой пыли. Бросающий остается стоять изящной временной статуей: колени не до конца выпрямлены, правая ладонь самозабвенно раскрыта» — начинает Барнс свое повествование и са же себя обрывает: «Давайте начнем со статуи: той, что наверху, не временной, не изящной, с бронзовыми дорожками слез, с небрежно повязанным галстуком, в жилете и мешковатых брюках, с отвисшими усами; глядящей холодновато и недоверчиво. Взгляд писателя направлен на юг, от площади Кармелитов к собору, поверх презираемого им города, который был равнодушен к нему в ответ. Голова заносчиво поднята — только голуби могут увидеть его лысину в полном объеме».

Да, это о нем. О том, кто говорил: «Эмма Бовари — это я». Об этой фразе наслышаны в России многие, даже если они Флобера отродясь не читали. Барнса интересует все: как жил создатель великого романа, как в книгах отражалась его собственная жизнь. Почему именно попугай? Да потому. что Барнса заинтересовала птица, чучело которой якобы стояло на флоберовском столе. «Я начал с памятника, — пишет Барнс, — поскольку именно с него началось мое паломничество. Почему литература заставляет нас преследовать литератора? Почему мы не можем оставить его в покое? Разве книг недостаточно?»

Чтобы ответить на эти вопросы, каждый читатель мог бы написать свой собственный роман, но, к счастью, этого не требуется. Достаточно просто узнать, как на этот вопрос отвечает Барнс.

Елизавета Кривощекова

Источник: kvnews.ru

Читать полностью
Предчувствие конца

Джулиан Барнс. Предчувствие конца

Эту книгу я взяла только потому, что это «интеллектуальный бестселлер» и роман — лауреат Букеровской премии 2011 года. Когда-то мне понравилась «Англия, Англия» Барнса. Я помню, у нас была учительница литературы в школе — Клавдия Ивановна. Она запрещала нам читать «Лолиту» Набокова, искренне считая ее порнографическим романом, и так же искренне ненавидела Игоря Северянина за ОБМАН. Дело было в том, что Клавдия Ивановна купила как-то банку консервированных ананасов и разорилась на шампанское марки «Советское». Дома, поскольку она была дамой безмужней и бездетной, Клавдия Ивановна насыпала в суповую тарелку ананасов из банки и залила их шампанским. Ей было невкусно. Гадость, а не ананасы. А еще и руку, пока открывала банку, порезала. Так вот, у Клавдии Ивановны была присказка: «Прочитал, поставь себе плюсик в тетрадь достижений». То есть когда не хочется читать, но зачем-то надо, то можно поставить себе плюсик. Так что я прочту и поставлю себе плюсик.

«Ниспровергатели времени говорят: сорок — это не возраст, пятьдесят — самый расцвет, шестьдесят — это новые сорок, и так далее».

А еще я хотела купить «Пятьдесят оттенков серого», эротический роман домохозяйки Эрики Леонард, которая по продажам обошла Джоан Роулинг и уже переведена на тридцать языков. Я взяла книгу с «кубика» в магазине и прочитала про его «жаркий язык, который коснулся моих жарких и мокрых бедер». В этот момент я почувствовала на себе взгляд.

— Ну как вам? — спросил меня мужчина с «жаркими» глазами и сальными длинными волосами, которые, в моем представлении, должны быть у сексуального маньяка.

— Не понравилось, — сказала я и бросила книгу назад.

— Полностью с вами согласен, — сказал маньяк. — Камасутра лучше, вы не находите?

Маша ТРАУБ

Источник: novayagazeta.ru

Читать полностью
Предчувствие конца

Предчувствие конца

Барнс — самый свежий Букеровский лауреат, и в целом шаг в полгода от «Букера» до перевода для книжки — это тьфу. Карманный формат и чуть больше 200 страниц с примечаниями соответствуют герметичности повествования: герой-рассказчик упирается, как в тупик, в полузабытый случай из своей юности. Что с того, что после он прожил целую биографию — с книгами, профессией, женщиной, детьми, встречами и прощаньями. Полноценным миром она так и не стала, эврик с эвридиками в ней не нашлось. Так, конечно, случается только с самоупоенными ослами, да еще у психотерапевта. Но кто решил, что самоупоенные ослы не могут быть персонажами хороших книг? Даже если в реальности пережитый опыт вряд ли сводится к одной пусть и душераздирающей истории, Барнс ведь все равно пишет не про то, как бывает в жизни, а про то, как рождается текст, — с соблюдением почти детективной интриги, из самообмана, ускользающих от внимания деталей. Книга завершает удачный издательский триплет: сначала порция веселья смертного в эссе «Нечего бояться», затем отличный роман о любви «Пульс», прикинувшийся сборником рассказов. И теперь вот эта книжка, которую хочется назвать игрушкой вовсе не из-за ее миниатюрности. В ней, как в палиндроме, заложен неотразимый для букеровского комитета аттракцион. Текст работает, накручивает лейтмотивами фабульную шаверму — школьные друзья, университет, подружка, секс, мелкие подлости, разрыв, самоубийство, — а дойдя до середины, вдруг срывается в обратном направлении, то ли как не вытерпевшая сжатия пружина, то ли как жизнь под гору.

Тихон Пашков

Источник: odnako.org

Читать полностью
Предчувствие конца

Ни побед, ни поражений

Поначалу, т. е. примерно девять десятых пути по роману Джулиана Барнса, тебя сокрушают вопросы: почему так долго все про одно и то же? Чем это кружение на одном месте, в рамках одной истории, вокруг тех же тем так потрясло прошлогоднее букеровское жюри, наградившее Барнса самой престижной британской премией? Конечно, свою роль сыграли и предыдущие заслуги Барнса, одного из самых известных британских авторов, и все же чем-то жюри задел именно этот его роман. Но чем?

Примерно шестидесятилетний герой Тони Уэбстер пытается разобраться в собственном прошлом. И режет на кадры житейскую партию, разыгранную на досках его судьбы много лет назад. Тони и трое его друзей учились в элитарной британской школе, вели обычную для начитанных старшеклассников жизнь — спорили, слушали музыку, считали себя круче всех, носили часы циферблатом вниз, на внутренней стороне запястья, чтобы отличаться от других, а может быть, чтобы сделать время «тайной собственностью». И тут в класс к ним пришел новенький — блистательный Адриан Финн, поклонник Камю и Ницше, ставящий в тупик даже лучших учителей и спокойно объясняющий им, какова роль Эроса и Танатоса в розданном всем для разбора стихотворении про сову.

После окончания школы Тони и «лучший из его друзей», Адриан, стали соперниками. Странная девушка Вероника, о которой мы знаем только то, что с Тони они расстались по обоюдному согласию, хотя и при несколько необычных обстоятельствах («После того как мы расстались, она со мной переспала»), ушла к Адриану, тот был как будто счастлив, но вскоре покончил с собой. А еще 30 лет спустя Тони получил странное наследство — 500 фунтов и дневник Адриана, из которого ему, впрочем, досталась только страничка. Но хотя и труп, и вещдоки, и неразгаданная тайна на месте, перед нами меньше всего психологический детектив — скорее философская драма.

Тони всеми силами пытается разгадать загадку, уловить логику поступков участников, ищет и даже находит Веронику. Мысли о ней, Адриане, их отношениях текут рядом с размышлениями о времени (это, пожалуй, самое употребляемое в романе слово), истории, личной ответственности и человеческой памяти. «Но время... Сначала оно преподает нам урок, а после скручивает в бараний рог. Мы считали, что проявляем зрелость, а на самом деле — всего лишь осторожничали. Воображали, что связаны ответственностью, а на самом деле трусили».

Все догадки Тони внезапно опрокидывает финал романа — стремительный, обрушивающий на читателя и героя поток нежданных разгадок, наполняющий размышления Тони совершенно другим, острым, болезненным смыслом. Так что по-хорошему роман Барнса надо читать дважды: второй раз — уже умея оценить, как умно и мастеровито он выстроил эту историю, рассыпав на каждом углу подсказки. Оценить и понять, что рассказал-то нам Барнс об охватившей мир энтропии, которая настигает без всякого исключения всех.

В мире Барнса нет победителей и побежденных, каждый — расточитель и банкрот. Нет ничего хорошего в том, чтобы согласиться на роль посредственности, как это делает Тони Уэбстер и большинство живущих на земле, плывя по течению, не ведая «ни побед, ни поражений», о «вдохновении и отчаянии» зная лишь по романам. Но участь тех, кто сопротивляется рутине и готов на нестандартные решения, ничуть не отличается: их точно так же подстерегает Эрос, а затем Танатос и хаос. «Великий хаос» — это последние слова романа, действительно сильного, очень современного, но — не ждите — не оставляющего на помилование никаких надежд.

Майя Кучерская

Источник: vedomosti.ru

Читать полностью
Все рецензии (12)

Цитаты

Все цитаты (126)

Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам