Джон Кутзее

Биография

Джон Максвелл Кутзее (9.02.1940) — романист, публицист, лингвист, переводчик южноафриканского происхождения. В 2002 году он переехал в Австралию и принял австралийское гражданство.

В 2013 году Ричард Поплак, литературный критик газеты «Дэйли Маверик» назвал Джона Кутзее «бесспорно, самым знаменитым и высоко оценённым среди живых авторов, пишущих на английском языке».

До получения в 2003 году Нобелевской премии в области литературы Кутзее был удостоен других многочисленных наград.

Джон Максвелл Кутзее родился в ЮАР в семье госслужащего и школьной учительницы, происходивших от ранних голландских иммигрантов 17-го века.

Кутзее провел большую часть своей юности в ЮАР, о чем рассказывается в его мемуарах. Он посещал колледж, а позже изучал математику и английский язык.

В начале 1960-х гг. Кутзее перебрался в Великобританию, где занимался программированием. Его опыт работы в Англии позднее был подробно описан во втором томе беллетризованных мемуаров.

Кутзее начал учебу в университете штата Техас. А в 1968 году начал преподавать английскую литературу в Нью-Йорке. Именно в это время он начинает работу над своей первой книгой «Сумеречная земля».

Джон Кутзее называет себя последователем традиций восточной литературы. Его книги затрагивают проблемы необоснованной жестокости, социального неравенства, расизма. Писатель не проводит четких параллелей между этими явлениями и политическим режимом. Писатель не обозначает страны, в которых происходит действие его романов, но нетрудно догадаться, что прототипом служит Южная Африка.

Читать полностью Свернуть текст
6 подписчиков

Отзывы

Анжелика
25 мая 0:48
В умудренном плане по-своему сложная или даже странная книга, полная аллегорий и библейских параллелей, начиная с названия. История об "отчищенном" мальчике без прошлого, чье местами капризное поведение будет вводить в ступор раз за разом. А посему читатель может не понять посыл авторской задумки, понятной ему одному, если сам плохо знаком с теми же библейскими писаниями. О чем, в свою очередь, дискутируют и критики. Наверное, поэтому остается так много вопросов. Или стоит-таки браться за Библию?! Но как раз в более упрощенном виде книга безобидна и не нагружает своими загадками, пусть и неизбежная философия имеет место быть. Предложенная работа в порту, деньги, которых хватает на жизнь, выделенная в пользование скудно меблированная квартира, бесплатное образование и медицина. Фантастика? Мужчина - Симон - сталкивается с женской фригидностью и общелюдской отрешенностью, где избегают страстей и вольнодумия. "Живут, как устроено, и тем довольны." Кстати, книга ведется от третьего лица. В повествовании возникает новая фигура - названная мать мальчика - тридцатилетняя девственница Инес. Женщина соглашается принять мальчика, втайне мечтающая о собственном ребенке от впоследствии "выбранного" ею искушенного женским вниманием малоприятного - антагониста книги - сеньора Даги. В то же время Симон не снимает с себя обязанностей защитника мальчика и решает отдать его в школу, которая не может смириться с исключительными способностями ребенка. За дальнейшую его судьбу решают взяться городские власти, и "семья" решается на побег. Уже накопилось вопросов? Эта история заканчивается неопределенно, и поиск новой жизни продолжается, а судьба нашей троицы оказывается связана воедино, о чем расскажет уже вторая книга автора "Школьные дни Иисуса". Планирую ли я читать? Да. Настоятельно рекомендовать? Не возьмусь. Тем более докучливым читателям. Произведение из серии "не для всех", перечитываться должно не раз, и уже этим оно говорит само за себя. "-...Доброе утро, мы новоприбывшие, ищем пристанище. ... -...Ищем пристанище, начать новую жизнь." Читать далее
Майя
28 июня 11:51
Когда ребенок ускользает Литературными регалиями Джон Максвелл Кутзее не обойден, нобелиант и первый за историю премии дважды лауреат Букера. С признанием, у рядового состава сложнее, немногие его читают. Не знаю почему - так сложилось. Я среди тех, кто читает время от времени. Что-то в нем есть для меня, должно быть. "Школьные дни Иисуса" вторая часть одноименной трилогии, начала которой литературный мир ждал с замиранием сердца, как откровения, совмещенного с интеллектуальным супербестселлером. И нет, оказалось, что библейские коннотации какие могла бы считать и опознать публика, отсутствуют в "Детстве Иисуса", люди почувствовали себя оскорбленными: "Он что, за идиотов нас держит?" Как результат, вторая и третья части не получили резонанса вовсе. А между тем, хорошие ведь книги. И Кутзее в привычном для себя формате - говорить очевидные вещи простым языком, превращая обыденность в притчу, которую можно расшифровать разными способами, а можно принять, не расшифровывая. Напомню, вымышленная реальность, во многом копирующая нашу с двумя основополагающими различиями: 1. абсолютное большинство населения прибыло сюда морем и воспоминания их начинаются со времени плавания; 2. здесь нет животных, которых можно было бы употреблять в пищу. Собаки, кошки, птицы есть, коров, баранов, коз - вообще мясомолочного скота нет. Язык общения испанский, вновьприбывшие получают небольшие подъемные, бесплатные языковые курсы и возможность трудоустройства. Мужчина по имени Симон (имена им тоже дают) за сорок. крепок, способен к физическому труду больше. чем к интеллектуальному. На судне знакомится с малышом, который ищет свою мать, и берет на себя заботу о нем. Мальчик Давид обладает немыслимой харизмой, все хотят заботиться о нем, спустя некоторое время обязанности опекунши того же свойства, что и у Симона, берет на себя молодая привлекательная женщина Инес с более высоким, чем у портового грузчика Симона, социальным статусом. Грядет перепись населения, следовательно пара, скрепленная единственно заботой о мальчике, но не имеющая опекунских полномочий, рискует потерять его. Между тем, он становится смыслом их жизни. Трое беглецов и верный пес Ботливар, прибившийся к Давиду на корабле покидают Новеллу (Новую реальность?, жизнь?) с тем, чтобы перебраться в другой крупный город Эстреллу (Звезда) и начать новую совместную жизнь там. Переезд не пошел на пользу отношениям. Давид на новом месте все более самостоятелен в определении своего будущего. Он желает поступить в Академию танца, нашлись и престарелые состоятельные сеньоры, желающие оплачивать его учебу (не забыли, там невероятная харизма?) Выглядит это как скандал, который ребенок закатывает родителям, добиваясь покупки новой игрушки, с той разницей, что криков и бросания на пол с тем, чтобы сучить ногами нет, вместо них непробиваемое упорство, с каким отстаивает свое право идти выбранным путем (шестилетка, напомню, и нет, это не "как мило", толерантному обычно читателю, хочется отодрать наглого мальца как сидорову козу). С началом учебы он все больше отдаляется от приемных родителей, особенно от Симона, едва не с презрением демонстрируя ему приближенность к высотам духа, вход куда Симону заказан. Оне там, видите ли, слушают музыку сфер и танцуют числа, а тьмы низких истин, вроде умножения-вычитания пусть остаются мелким людишкам, разумением не превосходящим муравья. Одновременно все больше влияния на него имеет некто Дмитрий, смотритель музея, расположенного в одном с академией здании, влюбленный в преподавательницу Давида. Человек пустой и скверный, однако умелый демагог и манипулятор, от влитяния которого Симон тщетно пытается оградить приемного сына, этот Дмитрий еще удивит всех самым неприятным образом, и продолжит удивлять, отчего читателю не раз захочется придушить его. Но нет, если бы в жизни все было так просто, мы уже давно жили бы в Алмазном веке. Мы сегодня пересматриваем незыблемые на протяжении тысячелетий стандарты отношений. И эта мудрая книга намечает пути, которые сегодня могут казаться тупиковыми или прямо кощунственными, вроде отказа от авторитарного стиля в руководстве детьми. Однако в меняющемся мире, где перестают работать прежние паттерны, нужно искать новых Читать далее
Все отзывы

Задайте вопрос автору

Голосование за переиздание книги

В сердце страны
В сердце страны
Белый человек, женщина, в сердце африканской пустыни. Чувство глобального одиночества и абсолютной выключенности из жизни. Фантазии, рожденные одиночеством, безумнее и безумнее с каждым днем. Реальность, подмененная вымыслом, размывается и теряет власть. Остаются песок пустыни и текущее, как песок, время. Лауреат Нобелевской премии по литературе, автор "Жизни и времени Михаэла К.", "Бесчестья" и других шедевров мировой прозы, Дж. М. Кутзее остается верен себе, проникая вместе с читателем в сердце страны, имя которой — ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Жизнь и время Михаэла К.
Жизнь и время Михаэла К.
Именно за этот роман Дж. М. Кутзее был присужден его первый "Букер"... на вручение которого он не явился. Нобелевский лауреат, самый, пожалуй, загадочный, экстравагантный и непредсказуемый из всех награжденных этой главной литературной премией мира. "Жизнь и время Михаэла К." — роман об эпохе, в которой "раздор — отец всем общий и всем общий царь, и одних богами объявляет он, а других — людьми", и о человеке, обойденном божьим благоволением, но обретающем душевный покой в неспокойном мире, который его ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Мистер Фо, или Любовь и смерть Робинзона Крузо
Мистер Фо, или Любовь и смерть Робинзона Крузо
Очередная вариация на знаменитый роман Даниэля Дефо? Да. Но мировой океан в романе Кутзее — это пустыня жизни, среди которой на забытом богом и людьми островке ищут и не могут найти себя три человека, три одиночества, три сердца, полные любви и надежды... Лауреат Нобелевской премии по литературе, автор "Жизни и времени Михаэла К.", "Бесчестья" и других шедевров мировой прозы, Дж. М. Кутзее остается верен себе, проникая вместе с читателем в сердце страны, имя которой — ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Жизнь и время Михаэла К.
Жизнь и время Михаэла К.
"Жизнь и время Михаэла К." — роман об эпохе, в которой "раздор — отец всем общий и всем общий царь, и одних богами объявляет он, а других – людьми", и о человеке, обойденном божьим благоволением, но обретающем душевный покой в неспокойном мире, который его ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Детство Иисуса
Детство Иисуса
"Детство Иисуса" — шестнадцатый по счету роман Кутзее. Наделавший немало шума еще до выхода в свет, он всерьез озадачил критиков во всем мире. Это роман-наваждение, каждое слово которого настолько многозначно, что автор, по его словам, предпочел бы издать его "с чистой обложкой и с чистым титулом", чтобы можно было обнаружить заглавие лишь в конце книги. Полная символов, зашифрованных смыслов, аллегорическая сказка о детстве, безусловно, заинтригует ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Сцены из провинциальной жизни
Сцены из провинциальной жизни
Кутзее из тех писателей, что редко говорят о своем творчестве, а еще реже – о себе. "Сцены из провинциальной жизни", удивительный автобиографический роман, - исключение. Здесь нобелевский лауреат предельно, иногда шокирующе, откровенен. Обращаясь к теме детства, столь ярко прозвучавшей в "Детстве Иисуса", он расскажет о болезненной, удушающей любви матери, об увлечениях и ошибках, преследовавших его затем годами, и о пути, который ему пришлось пройти, чтобы наконец начать писать. Мы увидим Кутзее так близко, как не видели никогда. И нам откроется совсем другой ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Медленный человек
Медленный человек
Пол Реймент, герой романа, на полной скорости летящий по жизни и берущий от нее по максимуму, внезапно на одном из поворотов судьбы превращается из "человека-ракеты" в "человека-улитку", которого медленно затягивают в себя зыбучие пески одиночества. И лишь любовь, спасительная соломинка, способна не дать ему навсегда расстаться с миром живых людей. Вот только цена этой любви бывает чересчур ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Детство Иисуса
Детство Иисуса
"Детство Иисуса" — шестнадцатый по счету роман Кутзее. Наделавший немало шума еще до выхода в свет, он всерьез озадачил критиков во всем мире. Это роман-наваждение, каждое слово которого настолько многозначно, что автор, по его словам, предпочел бы издать его "с чистой обложкой и с чистым титулом", чтобы можно было обнаружить заглавие лишь в конце книги. Полная символов, зашифрованных смыслов, аллегорическая сказка о детстве, безусловно, заинтригует ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Бесчестье
Бесчестье
Дж. М. Кутзее – самый загадочный из всех нобелевских лауреатов, дважды удостоенный Букера и ни разу не явившийся на вручение, посвятивший нобелевскую речь не кому-нибудь, а Робинзону Крузо; человек, само имя которого долго оставалось загадкой.
"Бесчестье" — возможно, главный роман писателя. "Это именно тот самый роман, который сыграл решающую роль при выборе Нобелевского комитета в 2003 году. За него, по сути, автору премию и дали" (Г. Шульпяков).
Главный герой книги, университетский профессор, из-за скандальной истории со студенткой лишается буквально всего: работы, ...
Хотите, чтобы книгу переиздали?
Да, хочу
Хотите, чтобы книгу переиздали?
    Голос принят
Лучшие отзывы
Похожие авторы
Лучшие отзывы
Анжелика
25 мая 0:48
В умудренном плане по-своему сложная или даже странная книга, полная аллегорий и библейских параллелей, начиная с названия. История об "отчищенном" мальчике без прошлого, чье местами капризное поведение будет вводить в ступор раз за разом. А посему читатель может не понять посыл авторской задумки, понятной ему одному, если сам плохо знаком с теми же библейскими писаниями. О чем, в свою очередь, дискутируют и критики. Наверное, поэтому остается так много вопросов. Или стоит-таки браться за Библию?! Но как раз в более упрощенном виде книга безобидна и не нагружает своими загадками, пусть и неизбежная философия имеет место быть. Предложенная работа в порту, деньги, которых хватает на жизнь, выделенная в пользование скудно меблированная квартира, бесплатное образование и медицина. Фантастика? Мужчина - Симон - сталкивается с женской фригидностью и общелюдской отрешенностью, где избегают страстей и вольнодумия. "Живут, как устроено, и тем довольны." Кстати, книга ведется от третьего лица. В повествовании возникает новая фигура - названная мать мальчика - тридцатилетняя девственница Инес. Женщина соглашается принять мальчика, втайне мечтающая о собственном ребенке от впоследствии "выбранного" ею искушенного женским вниманием малоприятного - антагониста книги - сеньора Даги. В то же время Симон не снимает с себя обязанностей защитника мальчика и решает отдать его в школу, которая не может смириться с исключительными способностями ребенка. За дальнейшую его судьбу решают взяться городские власти, и "семья" решается на побег. Уже накопилось вопросов? Эта история заканчивается неопределенно, и поиск новой жизни продолжается, а судьба нашей троицы оказывается связана воедино, о чем расскажет уже вторая книга автора "Школьные дни Иисуса". Планирую ли я читать? Да. Настоятельно рекомендовать? Не возьмусь. Тем более докучливым читателям. Произведение из серии "не для всех", перечитываться должно не раз, и уже этим оно говорит само за себя. "-...Доброе утро, мы новоприбывшие, ищем пристанище. ... -...Ищем пристанище, начать новую жизнь."
Майя
28 июня 11:51
Когда ребенок ускользает Литературными регалиями Джон Максвелл Кутзее не обойден, нобелиант и первый за историю премии дважды лауреат Букера. С признанием, у рядового состава сложнее, немногие его читают. Не знаю почему - так сложилось. Я среди тех, кто читает время от времени. Что-то в нем есть для меня, должно быть. "Школьные дни Иисуса" вторая часть одноименной трилогии, начала которой литературный мир ждал с замиранием сердца, как откровения, совмещенного с интеллектуальным супербестселлером. И нет, оказалось, что библейские коннотации какие могла бы считать и опознать публика, отсутствуют в "Детстве Иисуса", люди почувствовали себя оскорбленными: "Он что, за идиотов нас держит?" Как результат, вторая и третья части не получили резонанса вовсе. А между тем, хорошие ведь книги. И Кутзее в привычном для себя формате - говорить очевидные вещи простым языком, превращая обыденность в притчу, которую можно расшифровать разными способами, а можно принять, не расшифровывая. Напомню, вымышленная реальность, во многом копирующая нашу с двумя основополагающими различиями: 1. абсолютное большинство населения прибыло сюда морем и воспоминания их начинаются со времени плавания; 2. здесь нет животных, которых можно было бы употреблять в пищу. Собаки, кошки, птицы есть, коров, баранов, коз - вообще мясомолочного скота нет. Язык общения испанский, вновьприбывшие получают небольшие подъемные, бесплатные языковые курсы и возможность трудоустройства. Мужчина по имени Симон (имена им тоже дают) за сорок. крепок, способен к физическому труду больше. чем к интеллектуальному. На судне знакомится с малышом, который ищет свою мать, и берет на себя заботу о нем. Мальчик Давид обладает немыслимой харизмой, все хотят заботиться о нем, спустя некоторое время обязанности опекунши того же свойства, что и у Симона, берет на себя молодая привлекательная женщина Инес с более высоким, чем у портового грузчика Симона, социальным статусом. Грядет перепись населения, следовательно пара, скрепленная единственно заботой о мальчике, но не имеющая опекунских полномочий, рискует потерять его. Между тем, он становится смыслом их жизни. Трое беглецов и верный пес Ботливар, прибившийся к Давиду на корабле покидают Новеллу (Новую реальность?, жизнь?) с тем, чтобы перебраться в другой крупный город Эстреллу (Звезда) и начать новую совместную жизнь там. Переезд не пошел на пользу отношениям. Давид на новом месте все более самостоятелен в определении своего будущего. Он желает поступить в Академию танца, нашлись и престарелые состоятельные сеньоры, желающие оплачивать его учебу (не забыли, там невероятная харизма?) Выглядит это как скандал, который ребенок закатывает родителям, добиваясь покупки новой игрушки, с той разницей, что криков и бросания на пол с тем, чтобы сучить ногами нет, вместо них непробиваемое упорство, с каким отстаивает свое право идти выбранным путем (шестилетка, напомню, и нет, это не "как мило", толерантному обычно читателю, хочется отодрать наглого мальца как сидорову козу). С началом учебы он все больше отдаляется от приемных родителей, особенно от Симона, едва не с презрением демонстрируя ему приближенность к высотам духа, вход куда Симону заказан. Оне там, видите ли, слушают музыку сфер и танцуют числа, а тьмы низких истин, вроде умножения-вычитания пусть остаются мелким людишкам, разумением не превосходящим муравья. Одновременно все больше влияния на него имеет некто Дмитрий, смотритель музея, расположенного в одном с академией здании, влюбленный в преподавательницу Давида. Человек пустой и скверный, однако умелый демагог и манипулятор, от влитяния которого Симон тщетно пытается оградить приемного сына, этот Дмитрий еще удивит всех самым неприятным образом, и продолжит удивлять, отчего читателю не раз захочется придушить его. Но нет, если бы в жизни все было так просто, мы уже давно жили бы в Алмазном веке. Мы сегодня пересматриваем незыблемые на протяжении тысячелетий стандарты отношений. И эта мудрая книга намечает пути, которые сегодня могут казаться тупиковыми или прямо кощунственными, вроде отказа от авторитарного стиля в руководстве детьми. Однако в меняющемся мире, где перестают работать прежние паттерны, нужно искать новых
Все отзывы