Джером Сэлинджер - книги и биография

Родился в Нью-Йорке в семье коммерсанта. Окончил Военную академию Вэлли-Фордж в Пенсильвании. В 1937 году поступил в Нью-йоркский университет, в годы Второй мировой войны служил в американской армии. В 1948 году опубликовал в газете «Нью-Йорк Таймс» свой первый рассказ — «Хорошо ловится рыбка-бананка». Три года спустя увидел свет роман «Над пропастью во ржи», мгновенно сделавший Сэлинджера модным писателем. К 1963 году выпустил ряд повестей и рассказов, после чего объявил о нежелании продолжать писательскую карьеру и поселился в Корнише, удалившись «от мирских соблазнов». Совсем недавно несколько писем Сэлинджера были проданы на аукционе, и купил их не кто иной как Питер Нортон, экс-глава компании «Симантек»; по словам Нортона, он купил эти письма с тем, чтобы вернуть их Сэлинджеру, стремление которого к уединению и «недопущению кого бы то ни было в свою личную жизнь» достойно всяческого уважения.
Читать полностью Свернуть текст

Новинки

Отзывы

Выше стропила, плотники. Симор: введение

Данную книгу купил в Ашане, заметил случайно эту серию книг, заинтересовал компактный формат издания. В эпоху электронных изданий в книжные магазины не хожу. Поэтому отличная идея выложить в Ашане, так бы и не узнал про эту серию. Серия нравится по следующим причинам: 1) Книги из этой серии дома занимают мало места. 2) Очень удобный формат для чтения в дорогу - особенно в самолете на период взлета и посадки, когда электронные устройства просят отключить. В данной серии хорошо иметь классику - т.е. те книги которые можно перечитывать снова и снова, как, собственно, и сделано. Спасибо за данную серию! Отзыв о самом произведении не вижу смысла оставлять. :-)

Читать полностью
Девять рассказов

 Наверное, сложно было бы придумать более простое и в то же время подходящее название для сборника, объединяющего абсолютно разные рассказы, каждый из которых может рассматриваться как независимое, самостоятельное произведение. Но это только на первый взгляд. Что же общего между этими историями?                                                       Во-первых, это стиль и слог Дж. Д. Сэлинджера. Те, кто не понаслышке знаком с более известным его произведением «Над пропастью во ржи», несомненно, увидят здесь те же самые черты его писательской манеры: слогу Дж. Д. Сэлинджеру чужды литературная правильность, изящество, языковой «пуризм». Во всех этих произведениях значительное место отводится диалогам героев, которые изобилуют сленговыми выражениями, нередко ругательствами. Тем самым писатель воссоздает портрет живой современной речи, не очень правильной и «красивой», порой несвязной, даже странной, но тем не менее близкой и понятной, словно этот разговор был нечаянно подслушан и записан на соседней улице, что очень неплохо передано и сохранено в переводе. Однако это всего лишь одна из стилевых ипостасей автора, который при необходимости умело использует элементы игры со стилем, переходя от разговорной речи к более книжной, что часто служит одним из способов характеристики героев («Дорогой Эсме с любовью – и мерзопакостью», «Голубой период де Домье-Смита», «Тедди»).                                                Вторая связующая нить - это хронологические рамки и место действия: почти все рассказы охватывают послевоенный период конца 1940-х – начала 1950-х годов, иногда ретроспективно уходя чуть дальше к 1920-м, а в качестве места действия часто фигурирует Нью-Йорк, родной город самого Дж. Сэлинджера.                                                         Наконец, это главные герои новелл - немного странные, чудаковатые, словно не от мира сего. И не в последнюю очередь в этом виновата война, оказывающая разрушительное действие на психику и жизнь человека («Хорошо ловится рыбка-бананка», «Дорогой Эсме с любовью – и мерзопакостью»). Интересно выписаны и образы детей, фигурирующих  почти во всех 9 рассказах, непосредственных, озорных, но в то же время наблюдательных, тонко чувствующих, понимающих и способных на сочувствие.    Зачастую Дж. Сэлинджер берет за основу сюжета очень бытовые ситуации, такие как ссора и ревность между супругами, непослушание ребенка, отношения между родителями и детьми. Неискушенный читатель перевернет финальную страницу почти каждого рассказа, пребывая в неком недоумении, ведь здесь не найти ни прямой авторской оценки, ни вывода, ни заданной траектории движения мысли и даже финала как такового: новеллы Дж. Сэлинджера парадоксальны так же, как и сама жизнь, которая и складывается, в свою очередь, из таких мелочей. Но эта видимая простота как раз может оказывать более сильный эффект, заставляя нас задумываться над более глубоким смыслом, таящимся между строк, над сложностью, противоречивостью устройства человеческой натуры и души. Здесь невольно вспоминается знаменитая «техника айсберга» Э. Хемингуэя или многоплановые и многоуровневые романы Дж. Фаулза, в которых кто-то может увидеть лишь захватывающий сюжет, а другие сильную интеллектуальную составляющую. Так и в этом сборнике рассказов можно найти все и не найти ничего. Все зависит от нашего взгляда на мир, на людей и на вещи. В этом смысле очень удачной выглядит композиция сборника, поскольку квинтэссенция философских воззрений автора заключена именно в последнем рассказе, а точнее воплощена в образе 10-летнего маленького вундеркинда Тедди. «Большинство людей не умеют смотреть на вещи иначе», - считает маленький герой. Отказаться от логики, выйти за привычные и стандартные рамки – вот путь к истинному познанию мира, такого, какой он есть на самом деле, т.е. без границ, навязанных нашим сознанием. Этого и хочет добиться от нас писатель. Он излагает нам эту философскую теорию и тут же дает возможность применить ее на практике, поскольку финал рассказа остается открытым (здесь просматривается явная антитеза с первым рассказом в сборнике) как в сюжетном и фабульном отношении, так и в нашей интерпретации заложенной идеи. Неслучайно Дж.Сэлинджер делает носителем этой философии ребенка, который, несмотря на свой юный возраст, рассуждает совсем по-взрослому, однако обладает более гибким и восприимчивым сознанием и способностью по-иному, по-своему воспринимать и оценивать окружающую реальность.Можно предположить, что именно это сочетание взрослой умудренности и детской простоты, открытости миру так дорого автору, который словно призывает каждого из нас сохранить в себе этого ребенка, если мы хотим увидеть и обрести в этой жизни новые смыслы и ценности.  

Читать полностью
Над пропастью во ржи

Куда деваются утки в Центральном парке, когда пруд замерзает?

Холден Конфилд – герой Сэлинджера – в чем он провинился, что большинство его так не любят, хотя сама книга многим нравится, и даже очень, а не отголосок ли это всеми мучительного книжного лицемерия, когда цепляет книга, но раздражают персонажи, и наоборот? А я эту книгу очень люблю и Колфилда тоже.
Парень очень умный и толковый на самом деле. Говорит то, что думает, и в основном это истина. Нас раздражают люди, которые на людях ковыряют прыщи, или те же девчонки, сходящие с ума, потому что их вздумали вдруг поцеловать. По-детски наивно, но похоже на правду от Холдена, сменившего ни одну школу по причине своей неуживчивости и на каникулах сбегающего в город, дабы отдохнуть ото всех и повидаться с любимой сестренкой. А еще он, кажется, влюбляется, но трусит поднять трубку. Ум это одно, а для чувств нужно мужество.
Так расхолаживание и одиночество заносит парня в пивнушки и кабаки, рестораны и даже гостиницы, где он наживает неприятностей, по неопытности оставшись обворованным каким-то сомнительным сутенером с его эскортом.
Но больше он любит прогулки в парке и тамошних уток, которые вечно куда-то деваются. И никто ему на это ничего не может ответить, можете представить, что о нем думают люди?
С сестрой он все-таки видится. Прокрадывается домой, словно вор, вспоминает детские годы, брата, которого уже нет рядом, сокрушается по поводу своей жизни. Человек не знает, куда двигаться, и чего он хочет от жизни на данный момент. Можно ли его за это винить?
При чем тут рожь? Каждый толкует по-своему. Над пропастью во ржи? Над пропастью в неизвестность, ведь поле ржи бесконечно, как само море, кто знает, что там за его пределами.
Книга стоит внимания и обсуждения, но критиковать ее не за что, вы же не судите человека только по тому, что он вам при первом знакомстве не понравился? Так и эта книга не нуждается в осуждении. На вкус и цвет, разве нет?

Читать полностью
Выше стропила, плотники

Ты покорил меня, Джерри...

Всё началось с романа "Над пропастью во ржи", который вся молодёжь упорно хаяла на разные лады, затем последовало чтение "Девяти рассказов", а вскоре я дошёл и до этой книги - "Выше стропила, плотники. Симор: Введение". Что сказать? Сэлинджер меня не разочаровал ни разу. Более того - влюбил в своё творчество. Из публиковавшихся произведений Сэлинджера мною теперь не прочитаны лишь повести "Фрэнни" и "Зуи". И я старательно оттягиваю чтение оттого, что мне хочется прочитать у этого автора намного, намного больше, чем только две повести. А возможности прочитать что-то ещё Сэлинджеровское - нет. Но хочется надеяться, что ещё будет.

Данное издание примечательно своей миниатюрностью, серийным оформлением, красивой обложкой, плотной бумагой и содержанием сразу двух повестей Сэлинджера, как уже говорилось выше. Мне повезло быть обладателем всего Сэлинджера именно в серии "Интеллектуальный бестселлер (мини)".

Сначала о повести "Выше стропила, плотники". Читается - легко, сюжет - великолепен! Повествование ведётся от лица одного из героев истории - Бадди Гласса. Повесть даёт больше информации о Симоре Глассе (братом которого и является Бадди), уже знакомом многим читателям по рассказу того же Сэлинджера "Хорошо ловится рыбка-бананка". Лично мне не терпелось узнать побольше об этом герое! И Сэлинджер во многом удовлетворил моё любопытство обеими повестями, входящими в данное издание.
Что примечательно: после прочтения по героям сразу начинаешь скучать,  к ним привязываешься. Хочется узнать, что и с кем было дальше, как сложились жизни каждого героя, пусть даже негативно окрашенного. Мне, например, до сих пор интересно даже то, куда делся из квартиры Бадди и Симора тот глухонемой старичок... И если бы Сэлинджер написал отдельный рассказ об этом (ну, или же просто о нём, об этом старичке), мною бы это произведение не воспринялось бы как какой-то высосанный из пальца спин-офф, а, наоборот, вызвало бы неподдельную радость! "Выше стропила, плотники" - вещь философская, интересная, увлекательная... Одним словом - великолепная! Это без преувеличения шедевр!

С повестью "Симор: Введение" отношения складывались не сразу. Чтение казалось мучительным, повесть читалась медленно, будучи какой-то скучной и тягучей. Закрались мысли о том, что:
1) Возможно, в этом виновата переводчик. Я где-то читал, что перевод Симоровского цикла Р. Райт-Ковалёвой дался хуже, чем перевод "Над пропастью во ржи".
2) эммм... А это точно Сэлинджер?
Страшное пришло в голову: может, бросить чтение? А ведь я этого никогда почти себе и не позволял...
Но очень скоро - где-то, наверное, в середине - я так проникся Бадди Глассом! Забыл сказать, что и в этой повести повествование ведётся от его лица. Но теперь он... уже изрядно постаревший мужчина и преподаватель университета. И как же, надо сказать, его становится жаль! Ведь за скучным и сбивчивым повествованием скрыта настоящая драма ребёнка-вундеркинда, вечно обделённого родительским вниманием и парня, прошедшего войну и лишившегося впоследствии любимого брата - того человека, который понимал его как никто другой. И теперь этот мужчина - несостоявшийся писатель, который живёт совершенно скучной жизнью, жизнью прошлым, жизнью воспоминаниями о нём, о брате... - хочет написать о нём, Симоре, книгу, поделившись со всеми самым дорогим, что у него осталось в жизни...
Вообще странное дело. Сначала читаешь через силу, а потом мысленно умоляешь Бадди не останавливаться, продолжать изливать душу. Ведь я же, читатель, всё пойму! Странно и то, что вообще забывается в какие-то моменты, что пишет это всё никакой не выдуманный Бадди Гласс, а писатель Джером Дэвид Сэлинджер. И это удивительно.
В этой повести оказывается, что именно Бадди Гласс написал рассказы "Хорошо ловится рыбка-бананка" и "Тедди", которые входят в сборник Сэлинджера "Девять рассказов". Для меня это читательский шок, честно говоря.

Я люблю тебя, Сэлинджер. И твоих героев - ни сколь не меньше.

Читать полностью
Над пропастью во ржи

Б-бездарность

Рассказ "Ненавижу". Почему рассказ? Потому что на большее название он не тянет. Я сильно разочарован. Единственный плюс книги-легкость чтения. Ни сценария, ни завязки, ни развязки (на 170 странице показалось что была завязка, но страницами позже понял, что это не так), ни жизненных умозаключений, ни-че-го, кроме описание 5 дней "раздолбая". Скажите "эту книгу надо особо прочувствовать"? Хорошо, но что можно прочувствовать, когда вся книга про "ненавижу", "не люблю" и прочий негатив? Описание трудностей переходного периода у парня? Пф, очень слабо, прочтите тогда Санаева "Хроники Раздолбая" и вы увидите какая между ними пропасть без ржи. Сказать, что я разочарован, значит ничего не сказать.
P.S. "Писатель-классик, писатель-загадка, на пике своей карьеры объявивший об уходе из литературы", если это пик, то он правильно все сделал.

Читать полностью
Над пропастью во ржи

Крайне странно читать тут, что она многим не понравилась, учитывая, что это один из шедевров мировой (!) литературы. Или вам не было 16 лет? Или вы не переживали типичные подростковые проблемы? Эта книга не об одном конкретном человеке, она о любом подростке, в любую эпоху и в любой стране мира. Кроме того, с отпечатком того тяжёлого послевоенного времени. Я лично много плакала, читая эту книгу, потому что в таких книгах ты видишь и частичку себя, и отражение своего времени. Она универсальная и на все времена, т.к. подростковые проблемы, поиск себя, разочарование в обществе - вечная и актуальная тема. И если вы видите в этом действительно глубоком рассказе только недовольного жизнью подростка - вы читали задом-наперёд. Ну илиКрайне странно читать тут, что она многим не понравилась, учитывая, что это один из шедевров мировой (!) литературы. Или вам не было 16 лет? Или вы не переживали типичные подростковые проблемы? Эта книга не об одном конкретном человеке, она о любом подростке, в любую эпоху и в любой стране мира. Кроме того, с отпечатком того тяжёлого послевоенного времени. Я лично много плакала, читая эту книгу, потому что в таких книгах ты видишь и частичку себя, и отражение своего времени. Она универсальная и на все времена, т.к. подростковые проблемы, поиск себя, разочарование в обществе - вечная и актуальная тема. И если вы видите в этом действительно глубоком рассказе только недовольного жизнью подростка - вы читали задом-наперёд. Ну или вы плохо разбираетесь в литературе. И да, читать такие книги, вообще-то, нужно в оригинале, т.к. при переводе теряется половина индивидуальности и автора, и персонажа. В современном мире так же есть возможность послушать книгу.

Читать полностью
Все отзывы (16)

Цитаты


Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам